Реклама в газете
П Р А Й С - Л И С Т
5-6 (130-131),  31 марта
 : : На главную : : 
 
 
 
НЕВОЛЬНИКИ НА РЫБОЛОВЕЦКИЕ ГАЛЕРЫ ИДУТ ДОБРОВОЛЬНО
Двух рыбаков, пытавшихся сбежать из рабства и добраться до российского консульства в Японии, поймали, зверски избили и вновь водворили на судно
ШЕСТЬ ПОБЕД «ТИХООКЕАНСКОГО ВЕСТНИКА»
«В удовлетворении исковых требований отказать». Из зала суда. Размах — рублевый, удар — копеечный

РЫБАКИ УХОДЯТ В СВОБОДНОЕ ПЛАВАНИЕ ОТ ВЛАСТИ
…у членов Союза рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки возникло решение собрать расширенный президиум…
 
 
sign минимальная заработная плата моряков, работающих на судах под национальным флагом, не должна быть меньше, чем 878 долларов США
sign комментарии специалистов ВАРПЭ
к вышедшему недавно Федеральному Закону
sign предприятие «Национальные рыбные ресурсы» присвоило себе право распоряжаться ресурсами страны
и взимать дань
с предприятий
sign возбуждено уголовное дело в отношении открывших огонь на поражение российских пограничников
sign в 15:00 23 апреля 2005г. на НП «Европейско-Азиатская Биржа» состоится открытый аукцион по продаже долей в общем объеме квот на вылов (добычу) ВБР
sign распоряжения Правительства России
о новых назначениях
sign простое оборудование дает возможность рыбакам увеличить эффективность промысла
sign в Мурманске состоялась научно-практическая конференция, посвященная 70-летию Мурманского морского биологического института Кольского научного центра РАН
sign суд заслушал отчет конкурсного управляющего о том, как проходило банкротство компании «УТРФ-Холдинг»
 
 
• ШЕСТЬ ПОБЕД «ТИХООКЕАНСКОГО ВЕСТНИКА»: «В удовлетворении исковых требований отказать»; Из зала суда; Размах — рублевый, удар — копеечный.
 
 
• «РОСНЕФТЬ» И KNOC НАЧИНАЮТ СОТРУДНИЧЕСТВО НА ЗАПАДНО-КАМЧАТСКОМ ШЕЛЬФЕ
• САХАЛИН ЛИШИЛСЯ ДОХОДОВ ОТ ПРОЕКТОВ «САХАЛИН-1» И «САХАЛИН-2»
• ПРЕСС-ЦЕНТР СНД КО
• МЫ ВОЗМУЩЕНЫ!
• «УБИЛИ» НЕДРА
• НА ПУТИ К САМОУБИЙСТВУ
 
 
• СЕЛЬДЬ НЕРЕСТОВАЯ.
Квоты на промысел в США в 2005 г.
• КРАБ КАМЧАТСКИЙ.
Предварительные итоги продаж на японском рынке
• КРАБ КАМЧАТСКИЙ.
Динамика спроса и предложения на японском рынке в 1998-2004 гг. (тонн)
• ЧТОБЫ НЕ ПОТЕРЯТЬ ДОХОДЫ
• ИМПОРТ МОРЕПРОДУКТОВ ИЗ НОРВЕГИИ
• Потери доходов консолидированного бюджета камчатской области за счет недоосвоения квот рыбопромышленными предприятиями за 2004 год
• ТЕНДЕНЦИИ НА ЕВРОПЕЙСКОМ РЫНКЕ

ЯПОНИЯ
• СРЕДНИЕ ОПТОВЫЕ ЦЕНЫ И ОБЪЕМЫ ПРОДАЖ
на 10 главных оптовых рынках Японии, декабрь 2004
• ИМПОРТ
основных видов морепродуктов, сентябрь 2004 г.
• ОПТОВЫЕ ЦЕНЫ
на Токийском центральном рынке 14–15 ноября 2004 г.
 
 
• НАЛОГИ НЕ НУЖНЫ
• ПРОКУРАТУРА ВЗЯЛАСЬ ЗА МОРЕ
 
 
• 17 февраля состоялось заседания Совета Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ)
• СВОИМ ОБОРОНКА «ПЛЕЧИ НЕ ТЯНЕТ»!
• ТРУДНЫЙ РАЗГОВОР О НЕФТИ, РЫБЕ И ВЫГОДЕ
 
 
• НЕКРОЛОГ РУССКОГО РЫБНОГО ДЕЛА
В.В. ЧЕРНАВИН
из книги «ЗАПИСКИ ВРЕДИТЕЛЯ»
электронная библиотека «Северной Пацифики»
• «УДИВИТЕЛЬНЫЕ ТВОРЕНИЯ ПРИРОДЫ»
Четырехглазая рыба
Грозный «кракен»
Русский клуб рекордов «Левша»
• КАТАКЛИЗМЫ
 
 
ВСЕ О ТРЕСКЕ
• МОРСКОЙ ОСЕЛ НА ГЕРБЕ МУРМАНСКА
• ПЕЧЕНЬ ТРЕСКИ СПАСАЕТ ОТ ИНФАРКТА
• БРИТАНЦАМ ОБЪЯСНИЛИ, КАКУЮ РЫБУ МОЖНО ЕСТЬ
Калейдоскоп
•США:
 БИОЛОГИ ОБНАРУЖИЛИ НОВЫЙ ВИД ВОЛШЕБНЫХ КРЕВЕТОК
•США:
 МОЛЛЮСК НЕЙТРАЛИЗУЕТ ЯД
•НОРВЕГИЯ:
 ЧЕРВЯКИ, КРАБЫ И ЛОБСТЕРЫ НЕ МОГУТ ИСПЫТЫВАТЬ БОЛЬ
•ВЬЕТНАМ:
 МЕСТНЫЕ РЫБАКИ ВЫЛОВИЛИ ЗАГАДОЧНУЮ РЫБУ
•ТУРЦИЯ:
 В СТРАНЕ ПЕРЕИМЕНОВЫВАЮТ ЖИВОТНЫХ
•ЮЖНАЯ КОРЕЯ:
 ПЕРВАЯ БОЛЬНИЦА ДЛЯ РЫБ
•БРЮССЕЛЬ:
 РЕШЕНИЕ ПРИНЯТО ЕДИНОГЛАСНО
•США:
 БОЕВЫЕ КОРАБЛИ БУДЕТ ЗАЩИЩАТЬ АКУЛЬЯ КОЖА
•РОССИЯ:
 ЗАКОН О МОНЕТИЗАЦИИ ПОГУБИТ ЗАПОВЕДНИКИ
• МУЗЫКА ОКАЗЫВАЕТ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА МОЛЛЮСКОВ
• ПАНДЫ ПОЛУЧАТ ЭЛЕКТРОННЫЕ ПАСПОРТА
 Информационный портал "Рыба Камчатки" —
 оперативная информация, анализ событий,
 обзоры рынков, бесплатные объявления


В.В. ЧЕРНАВИН

НЕКРОЛОГ РУССКОГО РЫБНОГО ДЕЛА

 
из книги «ЗАПИСКИ ВРЕДИТЕЛЯ»
(печатается в сокращении)
 
Начало в №№ 3-4
К большой моей радости, я застал В.К. Толстого дома. Оказалось, что Институт рыбного хозяйства перешел с «непрерывки» на «прерывку», и этот именно день оказался свободным. Я стал сейчас же с нетерпением расспрашивать его о том, что предпринимается в Москве для освобождения Щербакова и Кротова (члена правления «Севгосрыбтреста» С.В. Щербакова и заведующего траловым флотом К.И. Кротова — «ТВ»).
— Милый мой, — говорил Толстой, — мы как будто все сделали, что можно, но разве их поймешь? Фрумкин, хоть и большой коммунист, переведен за «оппортунизм» с должности зам. наркомфина СССР в председатели «Союзрыбы», то есть с понижением. Он сам всего боится. Крышева (старший директор рыбной промышленности) ты знаешь, он из дворян, в партии с 1927 года, положение его нетвердое, и он панически боится ГПУ. Они будто говорили с Микояном, — этот в ГПУ свой человек; им будто обещали, что Щербакова и Кротова освободят. Между тем всюду идут аресты. Говорят, К.К. Терещенко (известный специалист рыбного дела и ученый-ихтиолог) арестован в Баку. Много арестовано на Дальнем Востоке, идут аресты в Астрахани. В Москве, в «Союзрыбе» арестован Б. Патрикеев, может быть потому, что он бывший военный. Фрумкин только что вернулся с Дальнего Востока и нашел, что там все благополучно. А теперь там идут аресты, и он не вмешивается в это, будто это его, непосредственного начальника этих лиц, не касается. Творится что-то совершенно непонятное. А что будет в конце года: во всех районах, как и у вас, сломали пятилетку, утвержденную в 1928 году, и дали совершенно невыполнимое задание. На Дальнем Востоке, например, включили в программу постройку 200 траулеров, когда там есть только один, который только что пришел из Германии. Там не известно ни одной рыбной банки, никто не знает, где и какую рыбу будут ловить, неизвестно даже, в каком море: в Японском, Охотском или Беринговом. Их положение много хуже вашего. Там ни японцы, ни американцы, никто еще никогда траулерами не промышлял, а мы уже строим 200 траулеров. Ни людей для них нет, ни пристаней, ни базы, а приказано строить во что бы то ни стало.
— Но что же делать, как помочь Щербакову и Кротову? — настаивал я.
— Попытайся поговорить сам с Крышевым.
— Он же подлец, ты сам знаешь.
Я рассказал ему подробно об арестах, обысках, допросах в Мурманске, о роли, которую, по-видимому, играет в этом Месяцев, директор Океанографического института.
В.К. Толстой впадал во все более мрачное состояние. Мы были искренне рады друг другу и должны были говорить о таких ужасных вещах.
— Как же промысел? — спросил он меня с отчаянием.
— Плохо. Отсутствие руководителей дает о себе знать. И знаешь, что Гашев, зампред, придумал для успешности выполнения задания? Треску солить с головами: это увеличивает выход товара на 25 процентов, и таким образом трест может выполнить план, а что потребителю придется выбрасывать голову, на которую пойдет и соль, и тара, — это все равно.
— Обязательно расскажи об этом Крышеву и Фрумкину! — вдохновился Толстой.
— И не подумаю. Фрумкина я не знаю, но воображаю, что это за гусь, а Крышева знаю достаточно: он мне поддакнет, а при случае сам изобразит меня в ГПУ вредителем. Чем меньше иметь дело с этими господами, тем лучше.
— Если коммунисты здесь ждут моего доклада, то тем более очевидно, что делать его не надо. Сказано и написано уже столько, что самый крепколобый большевик должен понять, что ни 500, ни 300 траулеров строить нельзя (согласно пятилетнего плана «Севгосрыбтрест» должен был добывать ежегодно 1 500 000 тонн и построить 500 траулеров, имея 22, 17 из которых необходимо было списывать — «ТВ»). Поверь, что и Крышев, который знает дело, и Фрумкин, который, говорят, неглуп, понимают не хуже нас с тобой, что это задание невыполнимо, что оно может погубить все траловое дело. Убеждать их нечего. Им нужно про запас, чтобы спецы возражали против плана и обосновывали его невыполнимость. Если их станут обвинять в оппортунизме, неверии в пятилетку и прочем, они воспользуются нашими словами, чтобы сказать, что это спецы ввели в заблуждение, и мы поплатимся за это Соловками, если же Политбюро опомнится и решит играть назад, что рано или поздно будет, так как план этот с треском провалится, они этот материал выдадут за свой. Для этого им и мой доклад нужен. Последи за ними, когда ты приводишь доводы о невыполнимости плана, они сочувственно тебе улыбаются, с интересом слушают, но сами молчат. У меня нет никакой уверенности в том, что после этого они, на всякий случай, не сообщают в ГПУ.
Толстой спорил, огорчался, считал, что я несправедливо отношусь к людям только потому, что они коммунисты.
— Я знаю, — говорил он, — что ты не любишь Крышева и не веришь ему, но ты увидишь Фрумкина, в нем чувствуется большой ум и административный талант. Он прекрасно разбирается в деле и в людях. Начал он в «Союзрыбе» с явным предубеждением против нас, а теперь этого совершенно нет: он несколько раз говорил при нас Крышеву, что с таким прекрасным аппаратом знающих и искренно преданных делу специалистов ему еще не приходилось работать. Меня он до сих пор вызывает к себе из Института рыбного хозяйства, а с Н.А. Ергомышевым, после поездки с ним вместе на Дальний Восток, прямо подружился.
Бедный Толстой. Месяца через два-три Фрумкин выдал на расстрел его, Ергомышева и всех других и, разъезжая по митингам, утверждал, что убежден в их «вредительстве».
На другой день я вместе с Толстым направился к Крышеву в «Союзрыбу». Кончался второй год пятилетки, но план развития северной промышленности все еще пересоставлялся ввиду постоянно вносимых изменений. Составление этого плана в назначенный срок было явно невыполнимо. Однако по невероятной глупости так называемого «Кости» Сметанина, коммуниста, директора Института рыбного хозяйства, этот институт взялся за дело, не имея при этом сколько-нибудь подготовленного аппарата. «Союзрыба», центральное административное учреждение, подозревала, что институт с работой не справится, и решила выйти из затруднения, назначив меня председателем комиссии по составлению этого плана. Я отказался наотрез.
— Кто же может руководить этой работой? — настаивал Крышев. — Лучше вас никто не знает тралового дела и рыболовства Севера.
— Вы сами превосходно знаете, — отвечал я, пристально глядя на него, — что с этой работой мог бы справиться один С.В. Щербаков.
— Извлеките его из тюрьмы и это дело будет исполнено самым сведущим и добросовестным человеком.
— К сожалению, этот вопрос отпадает, — сказал он недоброжелательно.
В.К. Толстой не выдержал и вмешался:
— Вы видите, кто же может работать в таких условиях, когда таких работников, как Щербаков, обвиняют во вредительстве и держат в тюрьме.
— Я уверен, что Щербакова скоро освободят, вам же совершенно нечего опасаться ареста, — стал любезно убеждать Крышев, изменив тон, так как ему необходимо было мое согласие.
— Подумайте, каждый день кого-нибудь сажают, — продолжал Толстой, — работа становится совершенно невозможной.
Крышев стал уверять, что Щербакова должны освободить, что с Кротовым, хотя и хуже, так как он бывший рыбопромышленник, но «дела» и против него никакого нет, и вообще арестов больше не будет, об этом не стоит и думать; можно работать совершенно спокойно.
Несмотря на его любезности и заверения, я твердо отказался от предложенного мне назначения и согласился только остаться в Москве для консультации. Это меня устраивало, так как я не хотел возвращаться в Мурманск.
Через несколько дней мне пришлось говорить с Фрумкиным, и я мог вполне оценить его двуличное отношение к делу.
Он просил меня помочь составить сложный расчет квалифицированной рабочей силы, необходимой для тралового промысла на севере. Причем предложил мне исходить из числа 125 траулеров к концу пятилетки.
— Разве задание в 300 траулеров отменено? — не скрыл я от него своего удивления.
— Нет, но мне нужен, на всякий случай, вариант, — ответил он с видимым неудовольствием.
Очевидно, наряду с официальным он стряпал второй — неофициальный план «на всякий случай», так как был уверен в провале правительственного задания. Спрашивается, если зам. наркома, ярый коммунист, руководитель всей рыбной промышленности, не смеет честно заявить, что задание невыполнимо, а потихоньку, из-под полы припасает свой планчик не меньше, в то время как сам ведет огромнейшие расходы по официальному «большому» плану, какой может быть толк от такого планирования и каких результатов можно ждать от такого руководства промышленностью?
В этой трусости Фрумкина было настоящее вредительство. Тут ГПУ могло бы получить действительные факты бессмысленных трат огромных сумм заведомо напрасно. Но Фрумкин, готовивший из-под полы план на 125 траулеров, остался цел, Толстой же, открыто выступавший с этим, расстрелян.
Справку я составил, но с заголовком, что этот вариант составлен по распоряжению начальства «Союзрыбы», чтобы он не мог воспользоваться им против меня в ГПУ.
 

ПЕРЕД ПРОЦЕССАМИ

Лето 1930 года было тревожное. Неудачный эксперимент пятилетки резко сказывался. Продуктов становилось все меньше, даже в Москве, снабжавшейся вне всякой очереди. Из продажи исчезали все необходимые для жизни предметы. В булочных не было хлеба, но разукрашенные торты по очень высокой цене красовались во всех витринах кондитерских. Купить белье и обувь было немыслимо, но можно было приобрести шелковый галстук и шляпу. В гастрономических магазинах были только икра, шампанское и дорогие вина. Голодный обыватель все злей смеялся над результатами «плана»; рабочие же обнаруживали недовольство иногда резко и открыто. Нужны были срочные объяснения.
Казенное толкование голода и все растущей нищеты было такое: недостаток продовольствия и предметов широкого потребления — результат роста платежеспособности и спроса широких масс трудящихся; повышение культурного уровня рабочих и бедняцко-середняцких масс крестьянства. Это на все лады повторялось казенной печатью и разъяснялось рабочим. Называлось это — «трудности роста».
Вопреки очевидности большевики упорно твердили, что выполнение пятилетки идет блестяще, гораздо быстрее, чем предполагалось; полагалось, что количество вырабатываемых товаров сказочно быстро растет во всех областях промышленности, и именно этим необыкновенным успехом объясняются эти «трудности роста». Но объяснения эти могли казаться убедительными только заезжим иностранцам или заграничным читателям большевистских газет.
Так, официально сообщалось, что хлопка, сахарной свеклы и других культур выработано в 1930 году вдвое больше, чем в довоенное время, между тем в продаже не было хлопчатобумажных тканей, а сахар был величайшей редкостью и драгоценностью. Особенно щедро обещалось увеличение производства всех жизненных благ в 1930–1931 годах.
В тех же газетах наряду с победными хвастливыми статьями печатались, однако, самые мрачные сообщения о «прорывах» на всех фронтах: угольном, металлургическом, лесном, резиновом, химическом, обувном и т. д. Объяснялись прорывы злой волей — вредительством отдельных специалистов, кознями чуждых элементов, бюрократизмом старорежимных чиновников.
Больным местом стали очереди, которые выстраивались всюду, где еще что-нибудь продавалось. В поисках козлов отпущения ГПУ распустило слух, подхваченный всеми газетами, о грандиозных злоупотреблениях с заборными книжками, то есть карточками, по которым производится выдача продуктов. Масса управдомов Москвы и Петербурга были арестованы в августе 1930 года, но продуктов от этого больше не стало, беспорядок в управлении домами сделался удручающим, и — редчайшее явление в практике ГПУ — большинство управдомов было выпущено.
Острый недостаток мяса объяснялся «невыполнением директив XVI партсъезда», вредительством ветеринаров, якобы делавших свиньям отравленные прививки.
О недостатке овощей ежедневно печатались статьи и заметки с кричащими заголовками: «Овощи гибнут по вине заготовителей», «Кто тормозит снабжение овощами?», «К ответственности за антисанитарное хранение овощей и заготовку пищепродуктов» и т. д. Действительно, овощей не хватало в августе, когда, казалось бы, все огороды должны были быть полны ими. Но газеты не упоминали, что весной этого года все более или менее значительные огороды были отобраны у «частников»; кооперативные же артели и прочие новые организации, сформированные по приказу и принуждению, с делом справиться не могли.
В рыбной промышленности положение было катастрофическое. Не было ни людей, ни орудий лова, ни судов, ни материалов. И вопреки всему этому, партийные и правительственные органы резко увеличивали планы лова, чем окончательно срывали возможность сколько-нибудь удовлетворительного выполнения задания.
Рецепты, которыми предлагалось исправлять положение, были поистине большевистские.
7 августа 1930 года было опубликовано постановление Совнаркома СССР о мерах по усилению добычи рыбы.
Пункт 1: обязать вести всю работу в ударных темпах и недолов весны покрыть осенью.
Далее шло 17 пунктов в этом же роде. Изумителен был последний, 17-й пункт.
«В два месяца разработать меры для глубокого лова и улучшения переработки рыбы; принять меры к мелиорации и рыборазведению». Подпись — Рыков.
 
Продолжение в след. номере

УДИВИТЕЛЬНЫЕ ТВОРЕНИЯ ПРИРОДЫ

А.М. ТОКРАНОВ

 

Четырехглазая рыба

 
Опустите свою голову в воду, откройте глаза — и все вокруг сразу же станет расплывчатым. Исходя из обычной логики, нетрудно представить себе, что и существо, извлеченное из воды, на воздухе также будет все видеть нерезко. Однако в реках и лагунах Центральной и Южной Америки обитает рыба, которая одинаково четко видит в воде и в воздухе, запросто опровергая этот элементарный урок оптики. Ее научное название анаблепс, но чаще она именуется четырехглазой рыбой.
В действительности, четырехглазая рыба имеет только два глаза, но они разделены выростами радужной оболочки на верхние и нижние половинки, каждая из которых, отличаясь кривизной хрусталика, обладает своим фокусным расстоянием, что наделяет рыбу одновременно двойным зрением. Используя свой уникальный яйцевидный хрусталик, анаблепс четко воспринимает как надводное, так и подводное изображения — и летящего комара, и плывущего рачка. Когда эта рыба скользит непосредственно у поверхности воды, зрачки над водой обозревают воздушную среду, в то время как погруженные части глаза внимательно изучают водный мир, давая возможность рыбе избегать хищников, которые и летают, и плавают.
Обычно четырехглазая рыба курсирует в прибрежных водах и кормится у поверхности, но может выскакивать в воздух, чтобы схватить летящее насекомое, или быстро погрузиться за добычей на глубину. Глаза сотен особей высовываются из воды подобно перископам, когда стая анаблепсов лежит неподвижно у поверхности в ожидании добычи, но стоит лишь увидеть летящую вдалеке цаплю — их главного естественного врага, — как стая моментально исчезает в глубине.
Ученые установили, что четырехглазая рыба полагается преимущественно на свое воздушное зрение, которое может различать более мелкие объекты и на большем расстоянии, чем водная система зрения. Будучи на поверхности, тем не менее, она неоднократно погружает свою голову в воду, чтобы смачивать «верхние глаза».
Несмотря на обитание в районах интенсивного прибрежного рыболовства, анаблепс редко попадается в закидные сети и невода. Обладающая острым зрением рыба обычно издалека замечает ловцов и быстро удаляется прочь, когда сеть еще только забрасывается в воду.
 

Грозный «кракен»

 
Это огромное существо было известно рыбакам Северной Европы с давних времен и в скандинавских сказаниях получило название «кракен» — гигантское морское чудовище, которое лежит в глубинах океана и держит землю в своих длинных щупальцах, изредка поднимаясь, чтобы затянуть в пучину несчастные корабли. В своем романе «Моби Дик» Герман Мелвилл описывает морское животное, выглядевшее как огромная мясистая масса желтовато-белого цвета футов по 700 (около 210 м) в ширину и длину, от центра которой во все стороны отходило бесчисленное множество длинных рук, крутящихся и извивающихся как целый клубок анаконд. Несомненно имелся в виду гигантский кальмар, но по описанию чувствуется как мало тогда было известно об этом животном.
Действительно, до 1861 г., когда гигантского кальмара увидели с борта французского военного корабля и матросы сумели добыть часть животного, он оставался полумифическим существом. Многие популярные произведения внушали ужас, рассказывая о случаях, когда этот гигант стягивал потерпевших кораблекрушение моряков со спасательных плотов и, будучи раненым, переворачивал маленькие рыболовные суда. Даже сегодня, когда уже исследовано несколько его экземпляров, гигантский кальмар остается во многом таинственным существом. Большая часть того, что мы знаем — это сведения о животных, выброшенных мертвыми или умирающими на берег, пойманных рыбаками (эти экземпляры тоже вскоре погибали) и найденных в желудках зубатых китов. Однако, даже на основании таких данных вполне можно составить представление о том, как выглядит взрослый гигантский кальмар и каков его образ жизни.
Внешний вид гигантского кальмара в целом сходен с его более мелкими океанскими сородичами, но размеры поистине грандиозны. Длина наиболее крупного из известных науке экземпляров этого животного достигает 20 м, а масса тела — около 450 кг. Однако, туловище, или мантия кальмара, не превышает в длину 5–6 м; около 1 м составляет голова, а все остальное (10–12 м) приходится на ловчие щупальца. Их расширенные концы усеяны зубчатыми присосками диаметром до 5 см, имеющим форму медицинской банки. Каждая сидит на подвижном мускулистом стебельке, а по периметру обрамлена остро зазубренными хитиновыми колечками. Присоски цепляются за поверхность жертвы, когда к ней прикасается щупальце. Вмятины и шрамы от присосок кальмара находили на коже кашалотов, причем размеры часто преувеличивали, говоря порой о шрамах диаметром в 20 см! Естественно, создавалось ложное представление о размерах гигантских кальмаров — в 75 м и более. Поскольку шрамы увеличиваются по мере роста самого кашалота, судить по ним о величине кальмара нужно очень осторожно.
Мантия, или туловище гигантского кальмара имеет коническую форму, суживаясь к «хвосту» и заканчиваясь гибкими, но не очень мускулистыми плавниками, которые, вероятно, служат стабилизаторами. На переднем конце мантии позади головы выдается мускулистая воронка, с помощью которой кальмар передвигается, сильной струей выбрасывая воду из мантийной полости. Воронка очень подвижна, поэтому кальмар может быстро изменять направление движения.
Глаза у гигантского кальмара огромные, больше, чем автомобильные фары: их диаметр превышает 25 см. Это самые крупные глаза в царстве животных.
Несмотря на значительные размеры и массу тела, гигантский кальмар обладает практически нейтральной плавучестью, что объясняется высоким содержанием ионов аммония в мышцах. Вероятно, поэтому именно мертвые или погибающие кальмары всплывают на поверхность и их часто выбрасывает на берег. Благодаря присутствию этих ионов, животные могут удерживаться в определенном слое воды, не тратя энергию на постоянные плавательные движения. Из-за высокого содержания аммония мясо только что выловленного из моря гигантского кальмара имеет отвратительный горький вкус и сильно пахнет аммиаком.
Многие натуралисты раньше полагали, что гигантский кальмар очень быстро передвигается, но это не так. По сравнению со многими видами активно плавающих океанских кальмаров, его мускулатура развита довольно слабо; у него большие плавники и проще устроен главный двигатель — воронка.
О том, чем питается гигантский кальмар, известно мало — у большинства добытых экземпляров желудки были пусты. Но даже если в желудке кальмара что-то и находят, разобраться в содержимом трудно, поскольку пища сильно измельчается ротовым аппаратом. Он напоминает клюв попугая и достигает в длину 15 см. Мощные хитиновые челюсти заключены в массу сильных мускулов. Кальмар разрывает ими добычу на куски, достаточно мелкие, чтобы их можно было проглотить. Тем не менее, исследователи располагают наблюдениями, что гигантский кальмар питается лишь мелкой рыбой и беспозвоночными. Довольно плохо плавая, он, вероятно, неспособен активно охотиться и ловить крупную подвижную добычу.
Что касается естественных врагов гигантского кальмара, то прежде всего это кашалот; неполовозрелых особей поедают также некоторые рыбы, обитающие в толще воды.
Хотя в настоящее время насчитывается более 200 сообщений о находках гигантского кальмара, по-прежнему неизвестно, где же именно обитает это неуловимое животное. Очевидно, область его распространения охватывает весь Мировой океан, так как гигантские кальмары отмечены вдоль тихоокеанского и атлантического побережий Северной Америки, у берегов Англии, Скандинавии, Японии, Австралии и Новой Зеландии, Гавайских, Алеутских и Командорских островов, у южной оконечности Африки и в центральной части Тихого океана. Предполагают, что взрослые особи этого животного держатся вблизи дна на глубине около 1000 м, но были случаи их поимки на глубинах 200–300 м и даже у самой поверхности.
Тот факт, что гигантские кальмары очень редко попадаются в современные орудия лова, весьма примечателен, особенно если учесть, что в последнее время и промысловые, и научно-исследовательские суда широко используют огромные разноглубинные и донные тралы, работая в различных районах Мирового океана. Может быть гигантские кальмары, подобно другим головоногим, умеют обнаруживать приближающийся трал и избегать поимки? Или они обитают там, где редко бывают рыболовные и исследовательские экспедиции, например, на отличающихся малой рыбопродуктивностью средних глубинах и в открытом океане, или в районе глубоких каньонов и на участках континентального склона, слишком скалистых и малодоступных для существующих орудий лова? Сегодня мы не можем ответить даже на такие вопросы, так много предстоит еще узнать человеку об этом удивительном животном.
По материалам журнала
«National Geographic»
 

КАТАКЛИЗМЫ

 
Полярное сияние «гуляет». Полярное сияние в Москве — не такая уж редкость. Так, за период с 1957 по 1959 год на Звенигородской станции Института физики атмосферы АН СССР (под Москвой) при помощи наблюдений невооруженным глазом зарегистрировано 33 сияния. Если же использовать специальную аппаратуру, то фиксировать их в районе Москвы можно гораздо чаще.
В декабре 1993 года полярное сияние наблюдали жители поселка Лель в Пермской области. Поселок этот находится на 600 километров южнее зоны полярных сияний.
Высокое давление Агаты. Самое высокое барометрическое давление 1083,8 миллибара было зарегистрировано в Сибири, в местечке Агата (262 метра над уровнем моря) 31 декабря 1968 года.
Смерч перенес стога. Удивительный случай наблюдался 2 сентября 1945 года у деревни Хомутово в Московской области. Смерч поднял в воздух скирды сена, которые пролетели около 3 километров, но не разметались по воздуху, а упали на землю плотной компактной массой
Все живое «заряжается». Самым опасным в северной Грузии местом считается ущелье Ужмури Хеви («нечистая сила»). У человека, попавшего сюда после грозы, повышается температура. Оказывается, во время грозы аккумулируется так много атмосферного электричества, что все живое «заряжается». Чтобы спасти потерпевшего, нужно разрядить его с помощью металлических предметов и угля.
Статистика гроз. На территории стран Содружества грозы чаще всего наблюдаются на Кавказе (до 50 дней в году).
Не реже одного раза в 10 лет бывают грозы за Полярным кругом.
Подземные взрывы. О существовании подземных гроз впервые написал секретарь французской Академии Наук Франсуа Араго в книге «Гром и молния», изданной в 1859 году. А в 1993 году инженеру Вячеславу Пичугину удалось воочию увидеть этот феномен в Подмосковье. Прогуливаясь по лесу, он услышал гул, а затем увидел, как земля метрах в десяти от него вздувается огромным пузырем. Раздался оглушительный взрыв и образовалась двухметровая воронка, в которой Пичугин обнаружил осколки остекленевшего под действием огромных температур песка.
Ученые, которые исследовали этот и другие подобные случаи, пришли к выводу, что чередующиеся слои песка и глины образовывают природный конденсатор. Благодаря движению влаги он заряжается, а когда разница потенциалов в «прокладках» достигает критической величины, под землей ударяет молния, порой невероятно сильная.
Крупнейшее наводнение. Самое крупное наводнение было в Петербурге в ноябре 1824 года. Вода тогда поднялась на 4,1 метра выше нормального уровня и затопила весь город. При наводнении в сентябре 1924 года уровень воды был несколько ниже -3,7 метра.
И замерзло… Черное море. Византийские, арабские и западноевропейские древние хроники поведали удивительный факт. Зимой 763/64 года полностью замерзло Черное (Понтийское) море. По толстому льду можно было проехать на санях из Крыма в… нынешнюю Турцию. «…И море приняло вид суши, — свидетельствовали хроники. — И ходили по нему, как посуху, из Крыма во Фракию и из Константинополя в Скутари…»
Под воду ушла… степь. В 1861 году в юго-восточной части озера Байкал произошло землетрясение, в результате которого под воду ушла вся Наганская степь площадью около 200 квадратных километров. На ее месте образовался залив глубиной до 7 метров, названный провалом.
По материалам Книги рекордов России,
стран СНГ и Балтии,
Русского клуба рекордов «Левша»

Регистрация достижений для «Книги рекордов Гиннесса»:
127051, Москва, ул. Петровка, 16, Русский клуб рекордов «Левша»
(095) 200­5928, 200­3712 club-levsha@yandex.ru

 » А Р Х И В «
 
 РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ 
 © 2000-2020
ООО «Редакция журнала «Северная Пацифика».
Использование оригинальных материалов без ссылки на источник запрещено.
 
Индексы газеты
«Тихоокеанский вестник»:
51842 — для частных лиц
51843 — для предприятий и организаций

МАИ
СОЮЗ ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ
Мультипортал ЮНПРЕСС - молодежное информационное пространство
Сайт активного поколения NEXT "Пять с плюсом"
проект "Информационный голод"
Почтовый Ящик Редакции