Реклама в газете
П Р А Й С - Л И С Т
   9-10 (110-111), 26 мая
 : : На главную : : 
 
 
 
КАКОГО ЦВЕТА РОССИЙСКИЙ МИД?
российской стороне следует дать согласие на поддержку членства Японии в Совете Безопасности ООН после снятия ею территориальных притязаний
ОЧЕРЕДНОЕ ПОРАЖЕНИЕ АДМИНИСТРАЦИИ КАМЧАТКИ
«рыбные войны» на Камчатке, развязанные администрацией Машковцева–
Чистякова, представляющих высшую исполнительную власть области, вышли на новый уровень
ПОГРАНСЛУЖБА ВЫХОДИТ ИЗ БЕРЕГОВ
пограничная служба ФСБ России приступила к созданию уникальной для нас спецслужбы — береговой охраны
Н.И. КОТЛЯР:
МИНИСТР И ЧЕЛОВЕК
С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

воспоминания Владимира Корельского, вице-губернатора Камчатки
 
 
sign общий вылов водных биоресурсов предприятиями Приморья по всем видам квот составил 189 тыс. тонн
sign Российский фонд федерального имущества (РФФИ) выставляет на торги 19,8% акций Дальневосточного морского пароходства
sign вылов водно-биологических ресурсов рыбаками Дальнего Востока в I квартале 2005 года составил 491 тыс. тонн
sign согласно постановлению российского правительства, вопросы по спасению людей, терпящих бедствие на море, обязаны решать главы муниципальных образований
sign почти на 100% освоена добыча минтая рыбодобывающими предприятиями Колымы в северной части Охотского моря
sign губернатор Приморского края Сергей Дарькин, возможно, сменит Станислава Ильясова на посту руководителя Федерального агентства по рыболовству
sign областной Совет признал законной формулировку вопросов референдума о целесообразности нефтегазовой разработки Западно-Камчатского шельфа
sign «На реках Башкирии идет нерест, рыбачить запрещено — а вот торговля браконьерскими орудиями лова никак не регулируется. Нет такого закона»
sign во Владивостоке продолжается расследование уголовного дела в отношении председателя правления фонда «Правовая защита рыбаков»
 
 
• В ЧЬЮ-ТО ГАВАНЬ ЗАХОДИЛИ КОРАБЛИ?
• ИСКУССТВЕННОЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ
 
 
а как у них?
• ПО ТУ СТОРОНУ ОКЕАНА
 
 
• Анализ ценовой ситуации и торговли рыбной продукцией в камчатской области за 9 месяцев 2004 г.
• РЫБНЫЕ КОНСЕРВЫ ДЛЯ ГРЕЦИИ И ЛАТВИИ
• ПРИЗЫВ К ПРАВИТЕЛЬСТВУ РОССИИ
• ВОЛОГДА: КОРЮШКОВАЯ ПУТИНА
• ПРОХОДИТ ПРОВЕРКА
• ИССЛЕДОВАНИЯ МИРОВОГО ОКЕАНА
• ИНТЕРЕСЫ РЫБОВОДОВ

ЯПОНИЯ
• СРЕДНИЕ СДАТОЧНЫЕ ЦЕНЫ
и объемы продаж в 10 основных портах Японии, март 2005
• СРЕДНИЕ ОПТОВЫЕ ЦЕНЫ И ОБЪЕМЫ ПРОДАЖ
на 10 главных оптовых рынках Японии, март 2005
• ИМПОРТ
основных видов морепродуктов, март 2005 г.
• ОПТОВЫЕ ЦЕНЫ
на Токийском центральном рынке 1–13 мая 2005 г.
 
 
• НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ ВЫРАСТЕТ ОБЪЕМ ДОБЫЧИ КРАБА
• В ЧЕМПИОНАТЕ ПО АДМИНИСТРАТИВНОЙ РЕФОРМЕ ПОБЕЖДАЮТ БРАКОНЬЕРЫ
• СУДА ВЫШЛИ НА ПРОМЫСЕЛ
• Парламентский запрос
 
 
Внешнеторговые аспекты рыбохозяйственной политики России
• ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В ПЕРИОД ДО 2010 ГОДА
Анализ внешнеторговой деятельности рыбопромышленного комплекса России и обобщение наиболее актуальных проблем внешнего и внутреннего рынка
 
 
• НЕКРОЛОГ РУССКОГО РЫБНОГО ДЕЛА
В.В. ЧЕРНАВИН
из книги «ЗАПИСКИ ВРЕДИТЕЛЯ»
электронная библиотека «Северной Пацифики»
• «УДИВИТЕЛЬНЫЕ ТВОРЕНИЯ ПРИРОДЫ»
Необычные крылатые рыболовы
Прогулка на гигантском скате
• НЕ ПОРА ЛИ «ОГОРОД» ПРЕВРАТИТЬ В САД?
 
 
• ДАРЫ МОРЯ
• ЖИРНАЯ РЫБА ПРОТИВ АРТРИТОВ — НАУЧНЫЙ ФАКТ
• РЫБЫ И МЕДИЦИНА
Калейдоскоп
• АСТРАХАНЬ:
ШАМПУНЬ ДЛЯ ТАНКЕРОВ
• АВСТРАЛИЯ:
САМАЯ БОЛЬШАЯ В МИРЕ РЫБА СТРЕМИТЕЛЬНО МЕЛЬЧАЕТ
• США:
БИОЛОГИ РАЗОБЛАЧИЛИ ИДУЩИХ ОСЬМИНОГОВ
• США:
ТРОПИЧЕСКАЯ РЫБА ПОДТВЕРДИЛА ОТВЕРГНУТЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ ДАРВИНА
• АВСТРАЛИЯ:
УЧЕНЫЕ ВЫВЕЛИ РАСТЕНИЕ СО СВОЙСТВАМИ РЫБЫ
• США:
ПОПАЛИСЬ НА ИКРЕ
• США:
НОВЫЙ ВИД ВОЛШЕБНЫХ КРЕВЕТОК
• ХАКАСИЯ:
БУДЕТ ЛИ РАЗРЕШЕН ЛОВ РЫБЫ НА ОЗЕРЕ ИТКУЛЬ?
• КОРЕЯ:
КОРЕЙЦЫ ХОТЯТ ЛОВИТЬ КИТОВ
 Информационный портал "Рыба Камчатки" —
 оперативная информация, анализ событий,
 обзоры рынков, бесплатные объявления


В.В. ЧЕРНАВИН

НЕКРОЛОГ РУССКОГО РЫБНОГО ДЕЛА

 
из книги «ЗАПИСКИ ВРЕДИТЕЛЯ»
(печатается в сокращении)
 
Начало в №№ 3-4, 5-6, 7-8
 

СОРОК ВОСЕМЬ

Контрреволюционная организация возглавлялась профессором Рязанцевым, бывшим помещиком, генерал-майором; профессором Каратыгиным, в прошлом октябрист, до революции бывший главный редактор «Торгово-промышленной газеты» и «Вестника финансов». Участники контрреволюционной организации были в большинстве своем дворяне, бывшие царские офицеры, интенданты, бывшие рыбопромышленники, фабриканты и меньшевики.
Контрреволюционная вредительская организация имела тесную связь с белогвардейской эмиграцией и представителями иностранного капитала, получая от них денежные средства и директивы. Эта организация является ответвлением вредительских организаций Кондратьева и Громара, и ныне полностью раскрыта.
Настоящее дело ЦИК СССР и СНК СССР передали на рассмотрение коллегии ОГПУ».
За этим объявлением, в котором слова «передали на рассмотрение ОГПУ» означали, что ЦИК и СНК (Совнарком), то есть правительство СССР, отступились от таких людей, они обречены, следовали собственные «показания» обвиняемых...
Передовая «Известий» — «Атака обреченных» уже отставала от самих «признаний»: в статье говорилось только о мясных «вредителях» и раскрытии контрреволюционной организации в «Союзмясе», показания же охватывали все отрасли пищевой промышленности.
«Показания», где виднейшие профессора, ученые и специалисты один за другим, словно наперебой, заявляли о своем вредительстве, о стремлении организовать в стране голод, о получении за вредительство денег из-за границы, других темных и непонятных штуках, были невероятны. Вся их фактическая часть была бессмысленна. Все было полно самых грубых противоречий.
Это был чудовищный бред.
…О данных по рыбной промышленности я мог судить как специалист, знающий дело во всех его подробностях и тонкостях, как свидетель, перед глазами которого много лет проходила работа по организации и развитию рыболовства, как человек, который сам принимал в ней участие и превосходно знал большинство обвиняемых — деловую и личную стороны их жизни.
В «показаниях» рыбных специалистов я видел не только несоответствие, противоречивость и логическую несообразность, которая заключалась в самом «материале», сообщаемом ГПУ, но и чудовищное несоответствие возводимых обвинений с тем, что я знал об этих людях, об их работе, характерах, отношении к жизни, к делу, друг к другу. Я не мог понять, каким образом такие «показания» могли быть получены на другой день после ареста (показание И.М. Фишзона датировано 9 сентября, арестован он был 7-го; показания М.А. Казакова от 14 сентября — арестован он был 12го), от людей спокойных, зрелых, сдержанных. Чем больше я вникал в дело, тем больше убеждался, что ничего общего между этими «показаниями» и этими людьми не могло быть, что «показания» сфабрикованы, что поголовный расстрел людей, давших показания, был необходим ГПУ для уничтожения всех свидетелей этой ужасной аферы.
В «показаниях» рыбных специалистов были те же противоречия и те же несуразности, что и в «показаниях» специалистов холодильного и мясного дела, прежде всего не было ни малейшего намека на какое-либо отношение «рыбников» к профессорам Рязанцеву и Каратыгину. Напротив, явствовало, что рыбная организация черпала средства из других источников и действовала совершенно самостоятельно, получая инструкции непосредственно из-за границы. Таким образом, этими «показаниями» ГПУ само еще раз опровергало свое сообщение о единой вредительской организации пищевой промышленности, возглавляемой профессорами Рязанцевым и Каратыгиным. Вопрос о снабжении средствами организации подробно освещен в «показаниях» И.М. Фишзона и М.А. Казакова.
В «показаниях» Фишзона перечислены под литерами «все известные ему источники получения средств»: «а) от сдачи в аренду промыслов частникам на Дальнем Востоке и Волго-Каспийском районе. Всего 50000 рублей; деньги поступили через М.А. Казакова; б) по сделкам в частном секторе и по финансированию его в сумме примерно 60000 рублей; деньги поступили через Еверского и Рубинштейна. По аналогичным сделкам, производимым Госторгом, поступило от И.М. Фишзона 20000 рублей; в) кроме того, деньги поступали от иностранных концессионеров через Н.А. Ергомышева в сумме примерно 30000 рублей; г) В.В. Талановым получались деньги от иностранных покупателей по сделкам на рыбоикорные товары в сумме 15000 рублей. Таким образом общее известное им поступление составило около 175000 рублей».
Как будто все очень ясно и точно; тон деловой, указаны источники, суммы, названы лица, через которых поступали деньги, и подведен итог. Не предусмотрено только то, что источники совершенно невероятны, и не указано, как истрачены деньги.
Как мог М.А. Казаков утаить из получаемых за аренду государственных рыбных промыслов пятьдесят тысяч рублей? Казаков занимал должность начальника Управления рыболовства и рыбоводства Наркомзема в Москве — сдача в аренду происходила на местах через заведующих местными управлениями рыболовства, всегда коммунистами, всегда с торгов. Как, через кого могли попасть пятьдесят тысяч рублей в руки Казакова, ГПУ не попыталось выяснить. В 1924–1925 годах я занимал в Управлении рыболовства должность заведующего арендным отделом, а затем отделом нормирования рыболовства и превосходно знал, что ни М.А. Казаков, и ни кто другой из служащих управления не мог получить ни копейки из сумм, поступавших за сдачу рыболовных участков. И ГПУ в дальнейших «материалах» само опровергает это «показание».
В «показаниях» Казакова от 14 сентября имеются следующие циничные слова: «Я вступил в организацию вследствие стесненных денежных обстоятельств. Я проводил директивы, которые получал от руководящего центра. Персонально я был увязан с Ергомышевым и Фишзоном, от которого получил через Ергомышева непосредственно за все время состояния во вредительской организации 10000 (десять тысяч) рублей».
Как связать это с предыдущим: Казаков подарил организации, внеся через Фишзона, пятьдесят тысяч рублей, разумеется рискуя жизнью, в случае, если это откроется, и в то же время вступил в организацию «из-за стесненных денежных обстоятельств», получив с не меньшим риском только десять тысяч рублей. Могут ли такие «показания» соответствовать истине?
Остальные источники получения средств, перечисленные под литерами б, в, г, так же непонятны и невероятны. Что за лица из «частного сектора», кто были эти иностранные концессионеры и покупатели, которые жертвовали деньги на вредительскую организацию? Видимо, все они, разбросанные по СССР и за границей, от Японии до Германии, были широко осведомлены о существовании вредительской организации в рыбном деле в Москве и щедрой рукой вносили деньги в ее вредительскую кассу — только ГПУ пять лет не знало об этом ничего и не попыталось в дальнейшем открыть этих жертвователей.
В «показаниях» М. А. Казакова от 14 сентября дается совершенно иной источник средств «организации», с не меньшей точностью и подробностями. Оказывается, что «вредительская организация» в рыбном деле существовала на средства проживавшего за границей эмигранта Ванецова, который якобы неоднократно переводил деньги вредителям, что М.А. Казаков ездил осенью 1929 года в Берлин, якобы специально затем, чтобы «требовать» от Ванецова 25000 рублей советскими червонцами, которые тот и перевел затем через какую-то иностранную миссию. Осенью 1929 года двадцать пять тысяч рублей советских денег составляли уже ничтожную сумму и, можно думать, что за этим сокровищем не стоит ездить в Берлин и затруднять иностранную миссию тайным перевозом в СССР. Во всяком случае, это показание Казакова с показанием Фишзона не совпадает.
Еще резче противоречия этих двух основных «показаний» в вопросе о руководстве организацией. В «показаниях» Фишзона значится, что идейным руководителем организации был Казаков, по «показаниям» же Казакова — находящийся за границей Ванецов, который давал не только деньги, но и распоряжения «извращать партийные директивы», возбуждать недовольство масс, задерживать в Англии (!) постройку судов для лова сельди на Дальнем Востоке, сам же обязался (!) организовать порчу советских судов в японских портах.
Но как могут спецы извращать партийные директивы? Каждое распоряжение, исходящее из советского учреждения, проверяется именно с этой стороны, как непосредственно сидящим около каждого спеца коммунистом, так и высшим коммунистическим начальством, которое подписывает распоряжения после того, как они скреплены беспартийным спецом.
Если бы это не было просто неприкрытой ложью, можно было бы думать, что «Союзрыбой» в Москве руководили не коммунисты Фрумкин и Крышев, а эмигрант Ванецов из Берлина.
Как могли московские спецы задержать в Англии постройку рыболовных судов, даже если бы они захотели это сделать, когда контроль за постройкой судов за границей находится в руках торгпредств, когда наблюдают за этим те предприятия, для которых предназначаются суда — в данном случае Дальневосточный трест? Наконец, что за абсурд в утверждении, что Ванецов «обязался» организовать порчу советских судов в японских водах! Не только внешнего правдоподобия здесь не соблюдалось, но это просто была фраза из детективного советского романа.
Что касается конкретных «фактов» вредительства, им уделено много места в «показаниях», но, несмотря на то, что я хорошо осведомлен в вопросах рыболовства СССР, я не могу объяснить, в чем же, собственно, заключалось вредительство, в чем оно должно было выразиться.
В «показаниях» М.А. Казакова от 17 сентября значится: «Ергомышев принял на себя проведение вопроса об огласке факта существования группы Дальбанка путем опубликования постановлений правительства, касающихся рыбопромышленности Дальневосточного края».
В чем тут вредительство? Опубликование постановлений правительства в правительственной печати (другой в СССР не существует) — это вредительство?
«Вредительская деятельность в области распределения и реализации рыбной продукции заключалась в том, что группа направляла работу синдиката в сторону сокращения продукции, передаваемой для реализации через кооперацию, и увеличения размеров продукции, проводимой через аппарат синдиката и его отделений» («показания» И.М. Фишзона от 14 сентября).
В чем тут вредительство?
Рыбная продукция государственных рыбопромышленных трестов продавалась через государственный рыбный синдикат, в который входят все эти тресты и который для этого и был создан советской властью. Часть этой продукции синдикат продавал для реализации кооперации, которая в СССР такая же казенная организация, как и любой орган государственной торговли. Ввиду острого недостатка пищевых продуктов в СССР и магазины кооперации и синдикаты далеко не удовлетворяли покупательского спроса, — товара всем не хватало. Разумеется, этот недостаток не зависел от того, через какую сеть магазинов — синдиката или так называемой кооперации — потребитель получал эти продукты. Между тем именно за это в числе «48-ми» расстреляно пять человек видных специалистов, а сколько пошло на каторгу или убито тайно, осталось неизвестным.
В чем выразилось вредительство на местах промысла, в материалах ГПУ обойдено молчанием, только в списке расстрелянных сообщены имена лучших в России специалистов, работавших на местах, — К.К. Терещенко, С.В. Щербаков, С.П. Никитин, Г. Абдулаев, Головкин, руководившие в крупнейших районах государственной рыбной промышленностью, с указанием, что они расстреляны как «руководители вредительства» в трестах.
Только в отношении Волго-Каспийского района в длинных и сбивчивых «показаниях» М.П. Арцыбушева есть попытки объяснить, в чем конкретно заключается вредительство, но и они сводятся к голословным утверждениям, что «вредители» намеренно неверно планировали, намеренно препятствовали концентрации лова, причем и в этих «показаниях» указывается, что и самому автору не всегда ясно, с «вредительской» или с иной целью это делалось. Об остальных районах нет даже попытки разъяснить, в чем же выразилось вредительство...
О вредительстве в консервном деле в материалах ГПУ приведено только одно показание Розенберга, который проектировал консервные заводы для рыбной и плодоовощной промышленности. Здесь вредительство заключалось в том, что запроектированная мощность заводов была менее предельно возможной. «Мною запроектирован консервный завод в Ингушетии на 3–4 миллиона банок против возможных 9–10 миллионов банок в год; тоже в Дербент запроектировал на 12–14 миллионов банок, а сырьевая база позволяла проектировать 30 миллионов банок; Адыгейского на 7 миллионов банок, а сырьевая база, за счет удлинения сезона (!), позволяла проектировать на 17–18 миллионов банок».
В чем тут преступление или вредительство?
В показании принимается за аксиому, что всякий консервный завод должен проектироваться предельно максимальной мощности, сообразуясь только с одним: чтобы всю «сырьевую базу» данной местности переработать на консервы. Между тем такой установки никогда не бывало, даже в СССР. При проектировках всегда принималось, что лишь определенная часть добываемой массы сырья должна идти в консервное производство, остальное же должно доставляться потребителю в свежем, сушеном, соленом и других видах. От проектировщика завода никогда не зависело соотношение количеств разных видов переработки, ему давалось твердое задание, в каких размерах он должен проектировать тот или иной завод.
Продолжение в след. номере
 

УДИВИТЕЛЬНЫЕ ТВОРЕНИЯ ПРИРОДЫ

А.М. ТОКРАНОВ

 

НЕОБЫЧНЫЕ КРЫЛАТЫЕ РЫБОЛОВЫ

Общеизвестно, что огромное количество птиц обеспечивает свое существование исключительно за счет ловли рыбы. Достаточно вспомнить чаек, бакланов, глупышей, топорков, орланов и других. Но вряд ли многие знают, что существует еще одна группа крылатых рыболовов — так называемые рыбоядные летучие мыши, основной пищей которым также служат различные рыбы.
Рыбоядные летучие мыши — это некрупные существа с размерами тела до 10–12 см и крыльями, достигающими в размахе 70 см. В настоящее время они обитают в Центральной и Южной Америке, а также на некоторых островах Карибского моря. Наиболее известна среди них — мексиканская рыбоядная летучая мышь, питающаяся, главным образом, мелкими рыбами (чаще всего, это хорошо известные всем аквариумистам меченосцы, пецилии или гуппи), которых она хватает с поверхности воды задними конечностями, вооруженными длинными изогнутыми когтями.
У всех летучих мышей плохо развито зрение. Но они обладают совершенной эхолокацией — определяют положение окружающих предметов, в том числе объектов питания, улавливая слуховым аппаратом эхо ультразвуковых сигналов частотой 20–120 кГц и продолжительностью от 0,2 до 100 мс, которые генерируют гортанью и испускают через рот и ноздри.
Будучи ночным хищником, с наступлением сумерек рыбоядная летучая мышь вылетает на охоту. Она бесшумно скользит над поверхностью рек, прибрежных лагун и бухт, ощупывая своим эхолокатором водную гладь впереди себя, чтобы уловить всплеск на воде от плавника или хвоста неосторожной рыбы. Обнаружив плеснувшуюся у поверхности жертву, летучая мышь внезапным броском погружает свои задние конечности подошвами вперед в воду. Один или несколько острых когтистых пальцев пронзают рыбу и поднимают ее из воды. Не прекращая полета, летучая мышь подносит добычу к своему рту. Затем она быстрым движением наклоняет голову, снимает ртом пойманную рыбу с когтей и помещает ее в складку кожи, которая натянута между задними конечностями (так называемая межбедренная перепонка). Теперь летучая мышь перехватывает свою жертву зубами (ориентируя ее как и птицы головой вперед) и резким укусом умерщвляет. Ну а далее, острые зубы разгрызают рыбу на куски, которые складываются в защечные мешки и позже съедаются. Покончив с одной рыбой, рыбоядная летучая мышь продолжает свою необычную ночную охоту.
 

ПРОГУЛКА НА ГИГАНТСКОМ СКАТЕ

Группа фотографов снимала богатую и крайне разнообразную жизнь вокруг одного из подводных вулканических пиков у берегов Калифорнии. Такие образования часто посещают гигантские скаты-манты, так как здесь существуют постоянные восходящие течения, которые несут макропланктон — главную часть пищи этих рыб. Однако обычно манты избегают близких контактов с людьми.
Но однажды во время съемок члены группы заметили крупную манту — шириной более 6 метров, — двигающуюся крайне медленно. Более пристальный осмотр показал, что она побывала в рыбацких сетях, которые нанесли ей глубокие раны. Куски веревок все еще гноились в ранах и волочились позади гигантского ската. Днем позже при появлении раненой манты молодая женщина из съемочной группы погрузилась в воду и позволила легкому течению снести себя вниз прямо на спину манты. Затем осторожно извлекла веревки из ран и соединила разорванные куски тела вместе. Все это время манта не проявляла никакой враждебности и не пыталась спастись бегством. Освободившись от явно мешавших ей веревок, она неожиданно понесла изумленную женщину прямо к поверхности как бы в благодарность за излечение.
В течение трех последующих дней манта позволяла кататься на себе всем желающим. «Она выскользнула из сумрачной тьмы, как огромный черный бомбардировщик, медленно кренясь в легком повороте, направляясь прямо на меня и намереваясь пройти несколько ниже», — вспоминает руководитель группы С. Вотерман одну из таких поездок. «Я дотянулся и ухватился одной рукой за губу открытого рта, другой — за выступающий край почти трехметрового плавника-крыла. И кроткий гигант понес меня в неторопливое путешествие, напоминающее катание на «американских горках». Мы то погружались на глубину около 50 метров, то поднимались к поверхности. Затем, словно самолет на воздушном представлении, животное совершило «мертвую петлю» и вышло из нее со мной, все еще ошеломленно держащимся за рыбу». Только дважды скат выразил свое недовольство. Один раз, когда кто-то случайно коснулся его глаза, манта шлепнула обидчика своими плавниками-крыльями и удалилась. В другой раз, казалось, огромная рыба просто была не в духе. Она перевернулась на спину, как собака, желающая, чтобы ей почесали брюхо, но приблизиться никому не позволяла.
Однако другие манты этой подводной горы оставались по-прежнему робкими и старались, по возможности, избегать людей, хотя постоянно плавали рядом. Лишь раз, когда крупная манта с прикрепившейся к ней парой рыб-прилипал проплывала достаточно близко, один из подводников ухватился за них, надеясь свободно оторвать от манты. Этого не произошло, и, сжимая прилипал, как руль мотоцикла, он двинулся верхом на манте в глубину.
Впоследствии исследователи не раз задумывались над тем, почему обычно такие пугливые манты пошли на столь редкий и незабываемый контакт с ними. Неким толчком, который позволил временно приручить этих морских гигантов, вероятно, прослужило произошедшее освобождение манты от остатков сетей. Но, скорее всего манты посчитали людей, как рыб-прилипал и других своих попутчиков, безвредной неприятностью, которую нужно было стоически переносить до тех пор, пока они, в конце концов, сами не уйдут.
(По материалам журнала
«National Geographic»)
 

НЕ ПОРА ЛИ «ОГОРОД» ПРЕВРАТИТЬ В САД?

 
окончание, начало в № 7-8
 
Ознакомившись с современными реалиями снюрреводного промысла в Петропавловск-Командорской подзоне, можем сказать, что основной способ сокрытия улова — это неучитываемые, т.е. официально не регистрирующиеся сдачи рыбы на перерабатывающие мощности. Происходят они как в море, так и на береговые предприятия. Как показали наши опросы, в документах не фиксируется минимум каждая вторая сдача или половина выловленного сырца. Заметим, что для последующей легализации продукции из такой рыбы существуют отработанные схемы. Таким образом, декларируемый официальной статистикой вылов, по крайней мере, по минтаю, реально больше в два раза.
Помимо этого, существует еще одно направление недоучета, когда выловленный и сданный в переработку минтай по документам проходит как другой, менее ценный объект промысла (например, камбала или бычки). Величину такого перелова можно оценить, зная официальное и фактическое соотношение рыб в промысловых уловах. Для этого материалы наблюдений за составом уловов в Петропавловск-Командорской подзоне сравнили с официальными данными за каждый конкретный месяц и район промысла. В результате, в 15 из 18 сравниваемых рядов доля минтая по данным официальной статистики оказалась заниженной. В среднем, за имеющийся период наблюдений его реальное относительное количество составило около 50%, а по данным промысловой статистики — около 30%. С камбалами ситуация оказалась противоположная (что подтверждает наше предположение), их доля по официальным данным оказалась в 1,6 раза больше, чем по наблюдениям. Треска, по всей видимости, достаточно адекватно отражается статистикой. По нашим материалам она составляет в уловах 10,6%, а по официальным — 12,1%. Если использовать фактическое соотношение рыб в уловах для расчета реального вылова минтая (т.е. сколько его будет выловлено при изъятии, например, одной тонны трески, камбалы с последующим пересчетом на год), то ориентировочный перелов за счет использования квот на других рыб составляет 39,3%. С учетом же нерегистрируемых сдач годовое изъятие минтая снюрреводами, в среднем, за 2001–2004 гг. вместо 10 тыс. т составляет 25 тыс. т. Если полученные нами цифры применить к каждому конкретному году, то можно констатировать, что в Петропавловск-Командорской подзоне ОДУ минтая больше чем на половину в 2001 г. и полностью в 2002–2003 гг. был выбран только снюрреводным флотом (табл. 3). Учитывая вылов на других видах промысла, налицо явное превышение ОДУ.
Таблица 3. Общий допустимый улов (ОДУ) и вылов (тыс.т) минтая снюрреводами
в Петропавловск­Командорской подзоне в 2001–2004 гг.
  Годы
2001 2002 2003 2004
ОДУ 41,0 20,0 19,2 23,2
Общий вылов минтая по информационной системе «Рыболовство» 37,7 18,6 16,7 18,3
Вылов снюрреводами по информационной системе «Рыболовство» 11,0 8,5 7,5 11,8
Расчетный фактический вылов минтая снюрреводами 29,1 22,4 19,9 28,2
В результате, на основании современных представлений о снюрреводном промысле в Петропавловск-Командорской подзоне нам представляются возможным два пути его регулирования. Первый — существенное сокращение его интенсивности в связи с негативным воздействием на запасы восточнокамчатской популяции минтая. Второй — наоборот, увеличить объем ресурсов минтая (за счет общего ОДУ) для добычи снюрреводом до 20–25 тыс. т, с целью легализовать, таким образом, неучитываемый вылов. Другими словами, ввести понятие «снюрреводного» промысла минтая, при этом без повышения уже существующих на сегодняшний день промысловых мощностей. Второй вариант видится нам более предпочтительным, тем более что снюрреводами изымается более крупный минтай, часть которого можно считать собственно «снюрреводным» ресурсом, т.е. который не доступен для других орудий лова. Однако для подобного решения необходимо провести широкомасштабный мониторинг и комплекс исследований этого вида промысла. Имеющиеся у нас материалы не позволяют надеяться на оперативное решение этого вопроса. Тем не менее, хотелось бы отметить, что складывающаяся ситуация требует адекватных шагов уже к следующему году. В этой связи мы рассчитываем на помощь областной администрации и таких заинтересованных организаций, как, например, «Союз рыбопромышленников Камчатки». Не хотелось бы жаловаться, но в последнее время отношение к рыбохозяйственной науке в высших эшелонах «рыбной» власти таково, что полномочиями и средствами только КамчатНИРО эта проблема решена не будет. Тем более что предложенный нами путь выхода из сложившейся кризисной ситуации полностью в интересах прибрежного рыболовного комплекса Камчатки.
А.В. БУСЛОВ,
старший научный сотрудник КамчатНИРО, канд. биол. наук

 » А Р Х И В «
 
 РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ 
 © 2000-2020
ООО «Редакция журнала «Северная Пацифика».
Использование оригинальных материалов без ссылки на источник запрещено.
 
Индексы газеты
«Тихоокеанский вестник»:
51842 — для частных лиц
51843 — для предприятий и организаций

МАИ
СОЮЗ ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ
Мультипортал ЮНПРЕСС - молодежное информационное пространство
Сайт активного поколения NEXT "Пять с плюсом"
проект "Информационный голод"
Почтовый Ящик Редакции