Реклама в газете
П Р А Й С - Л И С Т
   15-16 (140-141), 29 декабря
 : : На главную : : 
 
 
 
НУЖНО ЛИ ЗАКРЕПЛЕНИЕ РЕК?
самый важный и актуальный на сегодняшний день вопрос — это много лет витавшее в воздухе концессионное закрепление рек на срок от 25 лет и выше
«МЫ ЗАЩИЩАЕМ ИНТЕРЕСЫ ГОСУДАРСТВА…»
Интервью с начальником камчатского территориального управления «Россельхознадзор» И.В. Чернышенко
НЕКОТОРЫЕ СТРАННОСТИ ПОКОРЕНИЯ СИБИРИ
странностей в «истории» Государства Российского множество. Их тщатель-
но затушевывали офи-
циальные прозапад-
ные романовские «историки»

 
 
sign приказом Министерства сельского хозяйства определены квоты на вылов ВБР для Дальневосточного бассейна на 2006 год
sign правительство признало утратившим силу постановление от 20 ноября 2003 г. № 704
sign «Прибрежка» для пользователей Мурманской области распределена в полном объеме
sign контрольные ведомства России и Норвегии начинают проверку ведения рыбного промысла в Баренцевом море
sign Экипаж плавбазы «Залив Восток» вернулся к родным берегам, установив рекорд
sign компании, занимающиеся прибрежным рыболовством, закрывают свои береговые заводы
sign депутаты обсудили письмо губернатора Камчатской области к министру природных ресурсов Юрию Трутневу
sign На Камчатке практически все мелкие и средние рыбопромышленные компании в сезоне 2005 года понесли убытки
sign С 28 ноября по 9 декабря проходила XXII сессия Российско-Японской Комиссии по рыболовству
 
 
• СТАВИМ НА КРАСНОЕ
• ПУТИНА НА САХАЛИНЕ ПОД УГРОЗОЙ СРЫВА
• СКОЛЬКО НУЖНО, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ
• КОРЕЙСКАЯ КОМПАНИЯ ВСКОРЕ ПРИСТУПИТ К ОСВОЕНИЮ КАМЧАТСКОГО ШЕЛЬФА
 
 
• НУЖНО ЛИ ЗАКРЕПЛЕНИЕ РЕК?
«Мы ставим вопрос о закреплении рыбопользователей за реками, чтобы и рыбаки участвовали в сохранении того ресурса, который является основой их жизнедеятельности»
 
 
• НОВОСТИ МАРКЕТИНГОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
• САХАЛИН
ЭКСПОРТ И ВЫЛОВ МОРЕПРОДУКЦИИ
• МАГАДАНСКАЯ ОБЛАСТЬ
ИТОГИ ПУТИНЫ
• ПРОГНОЗ ОХОТОМОРСКОЙ МИНТАЕВОЙ ПУТИНЫ НА 2006 Г.
• ПРИМОРЬЕ
БРАКОНЬЕРЫ СБИЛИ ЦЕНУ НА ЕЖИКОВ ВДВОЕ
• ПРИМОРЬЕ
ЭКСПОРТ МОРЕПРОДУКЦИИ

ЯПОНИЯ
• СРЕДНИЕ СДАТОЧНЫЕ ЦЕНЫ
и объемы продаж в 10 основных портах Японии, февраль 2005
• СРЕДНИЕ ОПТОВЫЕ ЦЕНЫ И ОБЪЕМЫ ПРОДАЖ
на 10 главных оптовых рынках Японии, декабрь 2004
• ИМПОРТ
основных видов морепродуктов, февраль 2005 г.
• ОПТОВЫЕ ЦЕНЫ
на Токийском центральном рынке 5–15 апреля 2005 г.
 
 
• «МЫ ЗАЩИЩАЕМ ИНТЕРЕСЫ ГОСУДАРСТВА…»
Интервью с начальником камчатского территориального управления «Россельхознадзор» И.В. Чернышенко
 
 
• ПРОИСХОДИТ ЛИ ПОДМЕНА ПОНЯТИЙ О ПРИБРЕЖНОМ РЫБОЛОВСТВЕ?
Интервью с председателем Ассоциации прибрежных рыбопромышленных предприятий Корякского автономного округа А.Г. Чернышовым
• ПРИНЯТЬ ЖИЗНЕННО ВАЖНЫЙ ЗАКОН
ОБРАЩЕНИЕ АРПП
 
 
• ДОКТОР ЗЮГАНОВ НАШЕЛ ЭЛИКСИР ЖИЗНИ ПОД ВОДОЙ
гидробиолог Валерий Зюганов открыл вещества, которые способны вернуть людям молодость и лечить многие тяжелые болезни
• ГДЕ ВОДЯТСЯ САМЫЕ БОЛЬШИЕ РЫБЫ?
 
 
ВСЕ О ЛОСОСЕ
• НОРВЕЖСКИЙ ЛОСОСЬ
• УДАСТСЯ ЛИ ПРИРУЧИТЬ ЛОСОСЯ?
• Видеть во сне лососей, идущих на нерест, говорит о том, что…
• СЛИШКОМ РОЗОВЫЙ ЛОСОСЬ ПОРТИТ ЗРЕНИЕ
• КУЛИНАРИЯ
Калейдоскоп
• ОЧЕРЕДНАЯ ЗАГАДКА
• САМЫЕ ГРЯЗНЫЕ МЛЕКОПИТАЮЩИЕ
• РЫБОЛОВЫ ПОДАЮТ В СУД
• ПЕРЕВОЗНУЮ ОТСТОЯЛИ?
• «МОЛОЧНЫЕ МОРЯ» — НЕ ЛЕГЕНДА
• РЫБЫ С МИКРОЧИПАМИ ПОМОГЛИ СОВЕРШИТЬ ОТКРЫТИЯ
• РЫБОЛОВУ НЕ ПОВЕЗЛО
 Информационный портал "Рыба Камчатки" —
 оперативная информация, анализ событий,
 обзоры рынков, бесплатные объявления


НУЖНО ЛИ ЗАКРЕПЛЕНИЕ РЕК?

 
На совещании в Правительстве по проблемам рыбной отрасли были подняты очень важные вопросы, решение которых позволит кардинально изменить ситуацию в главной отрасли КАО… Но самый важный и актуальный на сегодняшний день вопрос — это много лет витавшее в воздухе концессионное закрепление рек на срок от 25 лет и выше. Такой принцип ведения промысла положит конец браконьерству. Охраной рек станут заниматься сами рыбопользователи, так как будут заинтересованы в сохранении нерестилищ и биоресурсов закрепленных за ними рек. Это также привлечет средства для полномасштабных научных исследований запасов биоресурсов, повысит инвестиционную привлекательность прибрежного рыболовства в целом. Такая конструктивная и взвешенная политика направлена на социальное обустройство территории и создание базовых предприятий, за которыми закрепляются прибрежные поселки.
Итоги совещания в Правительстве были обсуждены со Станиславом Ильясовым, руководителем Федерального агентства по рыболовству. Было решено уже в ближайшее время на территории Корякского автономного округа начать работу по долгосрочному закреплению рек за пользователями, и в первую очередь за представителями коренных малочисленных народов. В дальнейшем на примере Корякии будет выработан механизм закрепления рек, приемлемый для других регионов.
Пресс-служба администрации КАО
 

О.Н. КОЖЕМЯКО, ГУБЕРНАТОР КОРЯКСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА:

— Цель у нас одна — сохранение и рациональное использование лососей, как, с одной стороны, ценнейшего вида экологически чистого пищевого белка и, с другой — стратегического биологического ресурса национального значения в интересах социально-экономического развития Корякского автономного округа.
Сегодня на мировом и внутреннем рыбном рынке ситуация с продажей дикого лосося и красной икры прескверная: во-первых, рынок, в том числе и российский, заполонила дешевая норвежская семга искусственного происхождения, во-вторых, цену на рыбу сбивают нам компании, которые скупают рыбу непосредственно на морских ставных неводах и нелегально ввозят в страну или вывозят за рубеж, сдавая перекупщикам по очень дешевой цене, и, в-третьих, браконьерская красная икра переполнила рынок, спрос и, соответственно, цена на нее также упали. Без наведения порядка на нерестовых реках и в районах промысла округ уже не может двигаться вперед, так как лосось является основной экономической составляющей большинства наших рыбопромышленных предприятий, а криминальный вывоз рыбы и икры, по оценкам специалистов, превысил (и, утверждают, даже в несколько раз, особенно по икре!) объемы легального промысла.
И кто же нас защитит, если мы сами этого не сделаем, если сами не предложим схему или программу действий по наведению порядка. Поэтому одной из самых первостепенных для нас задач является закрепление нерестовых рек за конкретными рыбопользователями с соответствующими правами и обязанностями по сохранению и рациональному использованию этого важнейшего для округа ресурса.

***

Мы ставим вопрос о закреплении рыбопользователей за реками, чтобы и рыбаки участвовали в сохранении того ресурса, который является основой их жизнедеятельности.
Теперь о будущих хозяевах этих рек. Почему обязательно нужно видеть их какими-то самодурами, которые в своих речных вотчинах будут распоряжаться рыбой по своему велению и хотению.
У рек был и остается один единственный хозяин — ГОСУДАРСТВО. И тот рыбопользователь или группа рыбопользователей, которые будут закреплены за конкретными реками, будут выполнять все те обязательства и обязанности, которые установило или установит для них государство. Рыбопользователь будет активно УЧАСТВОВАТЬ в государственной охране ресурсов и государственном регулировании промысла и ОТВЕЧАТЬ перед государством за состояние нерестовых площадей и запасов рыбы, а также рациональное использование тех ресурсов, которым и государство НАДЕЛИЛО данного пользователя или группу пользователей в целях развития социально-экономического потенциала Корякского автономного округа.
Хватит паразитировать на естественно возобновляемом ресурсе. Нужно этот ресурс не только защитить, но и в буквальном смысле оградить от людей нечистоплотных и алчных, для которых не существует никаких понятий о морали и принципов. Нужно создать условия, чтобы возврат рыбы на нерест был стабильный — вспомним, что в этом году в традиционных районах промысла на восточной Камчатке горбуша не пришла на нерест. Десятки компаний разорились. И кто в этом виноват?
Государство сегодня не справляется с защитой этого ресурса. Поэтому мы, как территория, обязаны ему помочь. Но не абстрактно, как это у нас обычно делается, — на словах и заверениях. А конкретно — через реальные и эффективные действия. И первое такое действие — закрепление рек за конкретными пользователями на основе конкретных договоров, определяющих конкретные права и обязанности сторон.

***

Н.П. АНТОНОВ,
ДИРЕКТОР КАМЧАТНИРО: «ЗАКРЕПЛЕНИЕ РЕК НАУКЕ ВЫГОДНО…»

Чтобы осознать существующую проблему управления лососевым промыслом, нужно отступить на пять, а лучше десять-пятнадцать лет назад и посмотреть на то, как было прежде. Все основные нерестовые реки, имеющие промысловое значение, были закреплены за конкретными рыбодобывающими предприятиями. Максимальное количество этих рыбопользователей на бассейн одной крупной реки — три предприятия. На среднюю или небольшую — одно. Это или рыболовецкий колхоз, либо рыбозавод, либо госпромхоз. Все! И они прекрасно справлялись со своей промысловой задачей.
Это, скажем так, исторический довод в пользу того, что закрепление пользователей за водоемами в нашей российской истории уже проводилось, и это закрепление себя оправдывало эффективной работой по освоению ресурсов и сохранению нерестового потенциала камчатских рек. Доказательств тому в нашем институте имеется предостаточно.
Если мы посмотрим, какие предприятия в настоящее время имеют промысловые участки, то, опять же, основная их часть приходится на так называемых традиционных рыбопользователей — это рыболовецкие колхозы («Красный труженик», «Народы Севера», «Октябрь», колхоз имени Ленина, «Ударник», имени Бекерева), старые или новые рыбозаводы (Озерновский № 55, «Устькамчатрыба», «Атолл-Запад», «Корякрыба», Тымлатский рыбокомбинат) или бывшие госпромхозы. То есть прежнее историческое закрепление во многих промысловых районах сохраняется по сей день. И нужно его только лишь узаконить.
Следующий довод за закрепление — борьба с браконьерством. Сегодня мы имеем данные о том, что значительная часть нерестовых камчатских рек стоит перед угрозой если не уничтожения, тот очень серьезного подрыва нерестовых запасов. Я вам скажу, что до 80 процентов нерестового стада (то есть тех производителей, которых рыбаки-промышленники пропускают на нерест в реки) вырезается браконьерами. До 80 процентов! Это данные наших специалистов.
Приведу только один пример — строительство так называемой технической дороги для обслуживания газопровода открывает доступ браконьерам к десяткам западнокамчатских рек, куда прежде можно было добраться только на вертолетах. И туда уже везут принадлежности для икорного дела. Уже появились первые протоколы об административных правонарушениях, хотя дорога еще только строится. Там, где дороги к рекам уже есть, нерестилища этих рек, как правило, в своем большинстве вырезаются. Как, скажите мне, можно защитить эти реки в условиях, когда рыбоохранные органы страны только еще формируются, а управление отраслью усложнено настолько, что любые увеличения или уменьшения ОДУ на промысле лосося мы должны согласовывать в Москве.
Зачем нужны нам сверхточные прогнозы по подходу лосося, если весь этот лосось не распыляется, как минтай в океане, а приходит в конкретные реки на конкретные нерестилища (что можно элементарно наблюдать собственными глазами и легко посчитать количество пришедших на нерест производителей, оценить заполнение нерестовых площадей) и существует такое историческое понятие, как оперативное регулирование, которое и позволяло всегда (и при традиционном природопользовании аборигенов, и при промышленном освоении лососей) пропускать в реки необходимое для нереста количество производителей, а остальное пускать в дело — на личное потребление или в переработку. Теперь же мы при своих научных расчетах должны вводить обязательную поправку на браконьерство. Так, может быть, правильнее было бы браконьерство вовсе исключить из этой «непромысловой» статистики? А как это сделать без участия самих рыбопромышленников? И вообще возможно ли это в нынешних условиях? Практика последних пятнадцати лет показывает, что и рыбопромышленники и рыбоохрана действуют каждый сам по себе. А результат — резкое сокращение нерестового потенциала БОЛЬШИНСТВА лососевых рек Камчатки и Корякии. Скажу больше — угроза нерестовым запасам настолько велика, что без кардинального изменения в системе управления лососевым промыслом и сохранения запасов этого ценнейшего вида, мы можем иметь то, что случилось на юге Карагинского района в этом году, — в рыбный год здесь практически вообще не было горбуши. Опустошены нерестилища в среднем и верхнем течении реки Камчатка. Значительно ослаблены промышленные возможности другой крупнейшей лососевой реки полуострова — реки Большой. Их может (и уже в ближайшем будущем) ожидать судьба рек Авача и Паратунка, расположенных вблизи многолюдного областного центра, которые браконьеры сделали стерильными, «очистив» от рыбы.
Если же мы закрепляем предприятие за реками, то предприятие, естественно, заинтересовано получать максимальную продукцию с этого водоема — и зачем же ему, спрашивается, делиться в этом случае с браконьерами, которые гноят рыбу и сбивают цену на икру? Сейчас же рыбак имеет свой лимит, а до всего остального ему и дела нет. Став хозяином реки, он обязан будет обеспечить возврат рыбы на нерест в следующие годы. Что для этого он должен сделать? Обеспечить оптимальное заполнение нерестилищ производителями и охрану нерестилищ во время нереста лосося. Все, что выше этого оптимума, может стать сырцом для рыбопромышленного производства. В таком случае рыбопромышленник будет кровно заинтересован в борьбе с браконьерами, так как это реально будет связано с увеличением добычи рыбы для его собственного предприятия.
…Научный прогноз ОДУ по лососю станет ненужным. Главный критерий — оптимальное заполнение нерестилищ. С остальной рыбой ты можешь делать все, что захочешь. Заплати налоги и, как говорится, живи спокойно. Можешь ловить. Можешь предоставлять это, как услугу, другим. Есть речки — их в народе называют «переплюйки» — где можно добывать три — пять тонн рыбы. Промысловое значение невелико. Но если организовать лицензионный лов для любителей, создать соответствующие условия, оказать необходимые услуги для нормального отдыха на природе, то это может принести соответствующие дивиденды, гораздо выше, нежели если бы ты поймал и продал эти три–пять тонн рыбы. При этом решается огромное количество проблем — то же браконьерство в определенной степени легализуется, браконьер находит себя в новых экономических условиях и представляет вполне законный бизнес. Решается и вопрос с рабочими местами — эти бывшие браконьеры (которые, как правило, неплохие профессионалы) могут теперь работать по найму в предприятии, закрепленном за рекой. Они делают свою привычную работу, но делают это на законных основаниях и не губят ценный продукт.
…Проблема может возникнуть, на мой взгляд, только в том случае, если река будет закреплена за компаниями-однодневками. Если компания основной своей целью будет ставить только сиюминутный интерес в вылове рыбы, то за два-три года можно полностью вычерпать весь водоем. Это серьезнейший вопрос, который необходимо изучать всесторонне, потому что ошибка может иметь роковые последствия для нерестовых рек, гораздо более значительные, чем те, которые мы пожинаем от браконьерства.
…Если компании не могут организовать общее юридическое лицо в какой-то определенной форме хозяйственного общества, то пусть создают некоммерческую структуру — ассоциацию рыбопользователей бассейна той или иной реки, которая от их имени будет вести управление лососевым промыслом и охраной нерестового запаса этой реки. Кстати, в Корякии, через Ассоциацию прибрежных рыбопромышленных предприятий, уже начали заниматься вопросами охраны нерестилищ и, надо это признать, весьма эффективно.
Мы постепенно возвращаемся к советской системе закрепления небольшой группы пользователей за нерестовыми водоемами, как наиболее эффективной с точки зрения рационального освоения и сохранения водных биологических ресурсов. В каждом конкретном случае, в бассейне той или иной реки, имеющей свою специфику, будет, на мой взгляд, создаваться собственная модель хозяйствующего субъекта — рыбопользователя. Здесь, наверное, главное не гнать лошадей, чтобы не было — хотели, как лучше, а получилось, как всегда.
Но я скажу и другое. Рыбаки, как правило, перелавливают рыбу. И когда лимиты небольшие — сто, двести, триста тонн, перелавливают значительно, в несколько раз. Когда предприятие имеет лимит тысячу и больше тонн, то оно перелавливает незначительно на сто, двести, триста тонн. Улавливаете разницу? И таких компаний с небольшим количеством квот сейчас очень много. Поэтому укрупнение рыбодобывающих предприятий (в любой существующей форме) будет только во благо — ведь вся эта переловленная рыба также не попадает в промысловую статистику, с нее мы не получаем никаких налогов, то есть она также фактически является браконьерской.
Кстати, такое укрупнение, слияние, объединение позволило бы устранить и угрозу появления на реках компаний-однодневок, которые, как я уже говорил, представляют сегодня и могут представлять в будущем очень серьезную опасность для нерестовых водоемов.
…Конечно, существует целый ряд вопросов, без решения которых невозможно промысловое освоение водных биологических ресурсов в закрепленных водоемах. Первый вопрос — оценка нерестовой емкости каждой конкретной — большой, средней, маленькой — реки. Без участия наших специалистов этот вопрос не решить. Но здесь уже собран огромный фактический материал за десятилетия научной работы специалистов самого разного профиля, который нужно разложить по полочкам. Второе — если промысел осуществляется ставными неводами, то возникает вопрос — рыба какого бассейна какой реки осваивается теми или иными предприятиями. В море рыбу не разделишь, а спор, безусловно, возникнет. Возникнет проблема идентификации этой рыбы. Кто сможет осуществить эту работу? Конечно, только научный сотрудник нашего института. Кроме того, существует такое понятие, как «динамика численности стада», которое описывает изменение запасов того или иного водного объекта. И наша задача будет состоять в том, чтобы предсказать будущее варьирование численности в большую или меньшую сторону, что будет непосредственно связано с экономикой рыбодобывающих предприятий.
Ну, а оперативное регулирование без нас попросту будет невозможно, хотя в перспективе не будет уже этой общей величины ОДУ. Все равно первичный прогноз рыбакам по каждой конкретной реке будет нужен — в советское время рыбохозяйственная наука обосновывала планы добычи рыбы именно по бассейнам конкретных рек. Под эти планы заготавливались и соль, и тара, и брались социалистические обязательства. Речь шла, конечно, не о точности до тонны, а об уровне запаса ресурсов.
У нас остается вопрос об изучении морского периода жизни лососей. Он очень важен с точки зрения подготовки научных прогнозов. Так что закрепление рек за рыбопользователями для науки выгодно. Но прежде мы должны ответить на все многочисленные вопросы, чтобы избежать ошибок и крайностей.

***

С.А. СИНЯКОВ, ВЕДУЩИЙ СПЕЦИАЛИСТ КАМЧАТНИРО:

Во всех крупных управленческих решениях рыбохозяйственную науку всегда интересует один главный вопрос — помогает принимаемое решение более эффективно управлять сырьевой базой, проще, сохранять ресурсы — или нет. Если помогает, то наука объективно должна поддерживать такое решение. Если у реки будет закрепленный на много лет вперед один хозяин (я помню, что лососи — федеральная собственность) в лице одного пользователя для небольшой реки или юридически оформленной группы пользователей (например, ассоциации) для более крупной, то это поможет, прежде всего, сохранению запасов реки. Почему сегодня борьба с браконьерством неэффективна? Потому что браконьерство опирается на стихийный и организованный экономический интерес больших групп людей, а противостоит ему только государство в лице постоянно реформируемых структур. Ничей конкретный экономический интерес, кроме большого и неконкретного интереса государства браконьерству не противопоставлен. Сегодня каждый хозяин участка, во-первых, сам по себе, во вторых, не знает, будет у него участок завтра или нет. Он временщик и конфликта с браконьером у него нет. А у рыбака или ассоциации, за которыми река закреплена на много лет, конфликт с браконьером обязательно возникнет. И этот конфликт легального рыбака и браконьера сделает борьбу с браконьерством гораздо более эффективной. Поэтому для сохранения лососей такое решение — большой плюс.

***

А.С. ТЕРЕХОВ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОЛХОЗА «УДАРНИК»:

Я очень серьезно отношусь к вопросам, связанным с возможным закреплением рек за рыбацкими предприятиями. Это будет действительно во благо, если приоритетное право на закрепление будет отдано поселкообразующим предприятиям, а также тем предприятиям, которые имеют береговые заводы и добывающий флот, создают реальные рабочие места для жителей округа, проживающих в поселках, содержат береговую инфраструктуру.
Закрепление должно пройти за теми предприятиями, кто уже закреплен за этими реками своими историческими корнями. Кто работает на территории и вкладывает свой труд и свои средства в эту территорию. А то у нас часто так бывает, что у одних права, а у других — одни обязанности. Этому предприятию и отдайте все права — потому что с него-то ведь и спрашивается по полной мере. И это будет государственный подход к управлению территорией.

 » А Р Х И В «
 
 РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ 
 © 2000-2020
ООО «Редакция журнала «Северная Пацифика».
Использование оригинальных материалов без ссылки на источник запрещено.
 
Индексы газеты
«Тихоокеанский вестник»:
51842 — для частных лиц
51843 — для предприятий и организаций

МАИ
СОЮЗ ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ
Мультипортал ЮНПРЕСС - молодежное информационное пространство
Сайт активного поколения NEXT "Пять с плюсом"
проект "Информационный голод"
Почтовый Ящик Редакции