Назад

Глава 4. Судьба рыболовного флота

4.2. Так провожают пароходы

В феврале 2001 г. Александр Смирнов (журнала "Эксперт" №7) опубликовал под заголовком "Доплавались..." замечательную статью-расследование (можно сказать аналитическую статью), в которой подробно проанализировал проблему, связанную со строительством, использованием и разворовыванием нескольких десятков современных промысловых судов, построенных за счет зарубежных кредитов. Приводим этот материал Александра Смирнова полностью.
"Доплавались...
За последние десять лет от некогда многочисленного российского флота остались рожки да ножки. Его добила коррупция. Недавно российский рыболовный флот понес еще одну, очень существенную потерю - 9 декабря 2000 года по иску греческого судовладельца Анастасиса Ласкаридиса в Корее были арестованы 11 супертраулеров. Эти супертраулеры - самые лучшие и самые современные суда России. Их суммарная стоимость составляет около 400 млн. долларов; строились они еще под гарантии бывшего СССР, а задолженность по их оплате перенесена на задолженность России в рамках Парижского клуба и без учета процентов составляет около 230 млн. долларов. Арест, скорее всего, носит фатальный характер, поскольку именно в Корее арестовать и продать судно с аукциона для кредитора является делом пяти минут, а возможности судовладельца для обороны сведены к минимуму. Эта история заслуживает пристального внимания не только в связи с масштабами потерь. Она является прекрасной моделью, по которой можно изучать историю разорения российского флота. В ней замешаны крупные чиновники, любящие разглагольствовать о перспективах развития флота, необходимости защиты российского флага от иностранцев и их приспешников. В ней замешаны и представители силовых структур, своими руками прикрывавшие многомиллионные аферы. Со всем этим надо что-то делать.
Афера века
В связи с этим арестом многие газеты вспомнили историю компании "Рыбкомфлот". В 1989 г. Минрыбхоз СССР разработал схему обновления отечественного флота путем строительства на зарубежных версиях на займы иностранных банков и последующей расплаты с кредиторами за счет лизинговых платежей от эксплуатации судов.
Под гарантии советского правительства берутся кредиты на 1.5 млрд. долларов, на которые должны были быть построены 79 современных судов. Создается компания "Рыбкомфлот". Шестьдесят процентов ее акций принадлежат подразделению Минрыбхоза СССР -o компании ,'Соврыбфлот". а 40 . - фирме Falcon. Об "афере века" (выражение теперь уже экс-председателя Госкомрыболовства Юрия Синельника). в результате которой 30 из 79 построенных таким образом судов исчезли, а задолженность по оплате их строительства была переложена на Россию в рамках Парижского клуба кредиторов (уже упоминалось в "Эксперте" № 12 за 1999 г.). Однако за последнее время всплыли некоторые новые подробности. В январе 2000 г. в связи с арестом сына ныне покойного Франсуа Миттерана, а также более ранним арестом его соратника по бизнесу Пьера Фалькона ряд газет выступили с громкими публикациями, связав между собой дело Миттерана и арест этих судов. Так. "Московские новости" указывают, что "Пьер Фалькон может оказаться в центре финансовых авантюр, связанных со строительством рыболовецких судов для СССР". На наш взгляд, связывать напрямую историю "Рыбкомфлота" и арест супертраулеров не совсем корректно. После того как ныне арестованные суда были построены на кредиты, взятые "Рыбкомфлотом", их связь с ним практически обрывается. У этих супертраулеров совершенно отдельная история. Чтобы разобраться с арестом этих судов и попытаться хоть что-то сделать для их спасения, надо попытаться найти истинных виновников, а пересуды о "Рыбкомфлоте" лишь сбивают с верного пути.
Шаг в этом направлении сделали "Известия", написавшие, что "8 декабря 2000 г. все 11 кораблей, видимо, "совершенно случайно" оказались в южнокорейском порту Пусан, где и были арестованы за долги некоей западной фирме... Сама операция, однако, не состоялась бы без перевода траулеров ... в ДМП (ОАО ХК "Дальморепродукт") и ДМПТ (000 "Дальморепродукт-Троулерс"). что стало возможным, как говорят, только благодаря благожелательному расположению к последним краевой власти. Между тем, по данным из источников, близких к администрации края, счета сыновей Наздратенко пополнились на 11,5 млн. долларов".
Трудно утверждать, что это правда. Хотя сыновья Наздратенко действительно имеют определенное отношение к компаниям ДМП и ДМПТ, но отнюдь не они являются виновниками ареста. Более того, это, пожалуй, наименее заинтересованные лица в этой истории, поскольку арест судов наносит практически смертельный удар обеим этим фирмам. Зато этот арест выгоден Ласкаридису. По имеющейся информации, партнером Ласкаридиса в описываемом деле является клан судовладельцев Николая и Олега Никитенко, а лоббистом интересов семьи Никитенко является депутат Госдумы, член комитета по безопасности Виктор Черепков.
Грустная история супертраулеров. Супертраулеры, построенные на предоставленные "Рыбкомфлоту" кредиты, были распределены следующим образом: 12 судов были переданы компании "Владивостокская база тралового и рефрижераторного оплота" .(ВБТРФ), три - "Дальморепродукту (Владивосток). Один из траулеров ВБТРФ впоследствии сгорел. Президентом ВБТРФ был Николай Никитенко. Результаты его деятельности впечатляют. По сообщениям РИА "Новости" со ссылкой на прокуратуру Первомайского района Владивостока, общий ущерб, который нанесла деятельность Никитенко ВБТРФ. составил около 4 трлн неденоминированных рублей (т. е. около 1 млрд. долларов); когда-то на предприятии работали 11 тыс. человек, сейчас - несколько сотен: предприятие, распоряжавшееся более чем сотней судов рыночной стоимостью в несколько миллиардов долларов, ныне обладает несколькими небольшими суденышками, ржавеющими у причальной стенки. В отношении самого Никитенко было заведено уголовное дело, и он, по сообщениям СМИ, скрылся в США. Там же живет его сын Олег, также имеющий самое непосредственное отношение к нашей истории. Так, семь лучших судов ВБТРФ находятся в залоге у либерийской компании Falkland Investments ltd., которая фактически контролируется Олегом Никитенко.
В 1997 г. Николай Никитенко передает супертраулеры ВБТРФ в управление ЗАО "Супер". При этом лизинговые отчисления на погашение задолженности России перед Парижским клубом не производятся, а само ЗАО "Супер"-новый финансовый центр Никитенко - становится одним из крупнейших дебиторов ВБТРФ. По данным правоохранительных органов, доходы от деятельности ЗАО "Супер" уходили в иностранные компании, контролировавшиеся Олегом Никитенко. Например, поступления на счет одной из этих фирм по (просьбе источника в правоохранительных органах мы не сообщаем их названия) за 1997 г. составили 22 млн. долларов. Эта фирма занималась менеджментом супертраулеров, а Олег Никитенко фактически был ее руководителем. Фирма забирала 50% доходов от управления судами (мировые ставки - порядка 10%), половина оставалась в ЗАО "Супер", а ВБТРФ, российский бюджет и Парижский клуб не получали ничего. В этом же 1997 г. на ВБТРФ была запущена процедура банкротства. Подобные операции позволили обоим Никитенко вести весьма безбедное существование вдали от родины. Как говорят, славная рыбацкая династия обосновалась по соседству с Биллом Гейтсом. Процветанию династии, судя по имеющейся информации, во многом способствовал их совместный бизнес с Ласкаридисом. Но пока Николай Никитенко находился в США, ЗАО "Супер" функционировало в Приморском крае, где возможность деятельности того или иного судовладельца напрямую определялась отношениями с губернатором Наздратенко. Насколько нам известно, амплитуда отношений Никитенко и Наздратенко была весьма значительной - от состояния войны, когда Никитенко отказался освободить свое место президента АО в пользу ставленника Наздратенко, до полной любви, когда Никитенко выделил несколько миллионов долларов на строительство морга. В 1999 г. снова началась война, для которой были существенные причины.
Предвыборное обострение
Тогда, за полгода до губернаторских выборов, Наздратенко начал войну за спасение российского флота от "иностранцев и их приспешников". Результаты этого действа уже неоднократно описывались в печати. Это и изгнание иностранных инвесторов из Дальневосточного морского пароходства, и травля Приморского морского пароходства (на президента компании Александра Кириличева было совершено покушение), и развал "Востоктрансфлота" с непосредственным участием губернатора и силовых структур, и "накат" на компанию "Магеллан" (ее президент Александр Пукало был убит осенью 2000 г. в Москве), и непрерывные "наезды" на судоходные компании рангом пониже. Жертвой войны стало и ЗАО "Супер". По нашим данным, причины конфликта таковы. Николай Никитенко, оказавшись в США, решил, что краевую власть можно вывести из игры супертраулерами. Губернатору Наздратенко это не понравилось. И хотя к этому времени (1999) Минфину и Госкомрыболовству отчаянными усилиями удалось заставить "Супер" начать платежи в федеральный бюджет, в ЗАО "Супер" были устроены маски-шоу приморских силовиков, и директор компании был смещен.
Наздратенко удалось добиться передачи супертраулеров в ОАО ХК "Дальморепродукт". В распоряжении ДМП находилось уже, как мы помним, три супертраулера, а результаты были еще печальнее, чем у "Супера": за пять лет ДМП не перевела ни цента лизинговых платежей. Финансовое состояние самой компании также было плачевно. Но Наздратенко пишет на имя вице-премьера Владимира Щербака: "Компания "Дальморепродукт" управляет тремя однотипными судами с высокой эффективностью, систематически производит текущие платежи как за построенные суда, так и все налоговые платежи. Администрация Приморского края поддерживает обращение компании ДМП о передаче ей II супертраулеров в управление этой компании..., что значительно увеличит поступление денежных средств как в федеральный, так и в местный бюджеты, позволит накапливать средства для расчета за построенные суда".
Ну, насчет производимых "систематически" платежей Наздратенко несколько приврал, а насчет платежей в будущем просто ошибся, - но просьбу его удовлетворили. Суда передали в ОАО ХК "Дальморепродукт", а та передала их компании "Дальморепродукт-Троулерс". Надо сказать, что рулит этими компаниями другая известная в определенных кругах рыбацкая династия - Диденко. Юрий Григорьевич Диденко (папа) управляет ДМП, Григорий Юрьевич (сын) - ДМПТ.
Так вот, ДМПТ, в свою очередь, передала супертраулеры оператору компании, которой управлял Ласкаридис. Ласкаридис, к слову, получил и другие рычаги управления ДМП. В 1996 году ДМП начала строительство семи новых судов. Строительство вела датская фирма Aarhaus Dockyard по кредитному соглашению. Сроки выплат были сорваны, и в результате эти семь судов 1997 г. постройки были проданы компании "Лавиния", контролируемой Ласкаридисом, заметно ниже рыночной цены. Но даже этих денег ДМП не получила, взяв за проданные "Лавинии" суда 20% акций в СП с "Лавинией". Юрий Диденко говорил об этом так: "Мы обратились к Примакову, Иванову, Вольскому, Франку и всем руководителям: "Помогите!". А Франк, оказывается, председатель какого-то там общества датско-российского и пообещал помочь.
Это он нашел нам "Лавинию". Хорошо. Ласкаридисы взяли все наши обязательства на себя, заплатили деньги - 60 млн. долларов за все пароходы. Но поставили одно условие: груз ДМП возит только "Лавиния". Как хочешь. "Лавиния" - это та компания, которая всеми правдами и неправдами собрала весь рыбацкий рефрижераторный флот на Западе. Я к нему: двадцать процентов-то ДМП уже заплатил, а если пароходов мы не получим, то меня же первого дядя-прокурор спросит: "Ты куда деньги дел?". Тогда мы создали с Ласкаридисами совместную компанию, где 80 принадлежат им, а 20% - нам. Оформили по всем правилам, и теперь мы с ним компаньоны. Тем самым я спас ДМП" (газета "Золотой Рог". Владивосток, 1999, 21 октября). Труднее сказать, какие мотивы руководили министром транспорта Сергеем Франком, но результаты этой сделки грустны. Во-первых, перечисленные из России деньги превратились в акции предприятия, обладающие весьма сомнительной ценностью, поскольку ДМП там ничего не контролирует. а о прибыльности таких акций говорить не приходится. Во-вторых, Ласкаридис получил эксклюзивное право перевозки продукции ДМП, что не лучшим образом отразилось на финансовом состоянии компании. В-третьих, в результате этой сделки Россия понесла невосполнимые потери в самой крупной рыбной житнице страны - Охотском море, дающем до половины всей российской рыбопродукции: по условиям сделки Ласкаридис получил право использовать на приобретенных судах российский флаг, что дает право работы в Охотоморье. Суда Ласкаридиса теперь практически полностью вытеснили из этой зоны российский флот, за благополучие которого вроде как отвечает г-н Франк.
Причины ареста
Причины ареста супертраулеров прозаичны. Ласкаридис. будучи оператором этих судов, управлял ими таким образом, что ДМПТ все время оказывалась ему должна. В счет этих долгов и были арестованы суда. Для здравомыслящего человека схема выглядит бредовой. Представьте себе, что вы сдаете свою квартиру (очень хорошую квартиру) в аренду, а арендатор вам постоянно сообщает, что поддержание квартиры в сносном состоянии требует таких затрат, что он не только не будет вам отдавать арендную плату, но еще вы ему должны за поддержание этой квартиры в нормальном состоянии. А поскольку вы платеж задержали, то он вашу квартиру выставляет на торги. Здорово, правда?
Кстати, сумма иска по аресту составляет чуть менее 60 млн. долларов, в то время как рыночная стоимость супертраулеров значительно больше. Но обольщаться насчет того, будто продажи пары супертраулеров хватит для решения проблемы, не стоит. На аукционах суда продаются по ценам в несколько (иногда и в десять) раз ниже рыночной стоимости, а покупателями выступают, как правило, структуры, родственные компании, арестовавшей суда. Так что с супертраулерами, похоже, придется попрощаться.
Второе пришествие Никитенко
Трудно предположить, что семья Диденко и тесно взаимодействующие с ней сыновья Наздратенко решили так легко подарить супертраулеры Ласкаридису - ведь они являются очень неплохим источником дохода, даже в случае осуществления лизинговых платежей в бюджет. Может быть, Ласкаридис арестовал эти суда по просьбе Николая Никитенко, который хочет попытаться вернуть их в свое управление? Как мы уже говорили, Ласкаридис имеет давние связи с семьей Никитенко; не оказалась ли для него выгода от взаимодействия с Никитенко значительно больше, чем от управления судами во взаимодействии с Диденко? Косвенно этот факт подтверждается таким обстоятельством. Арбитражный суд Приморского края признал компанию Falkland Investments Ltd., за которой, напомним, стоит Олег Никитенко, крупнейшим кредитором ВБТРФ. К слову, так создавать кредиторов очень удобно - как пелось в известной детской песенке, "папа решает, а Вася сдает". Николай Никитенко, будучи президентом ВБТРФ, подписывал необходимые документы (возможно, уже находясь в США), а Олег Никитенко, вероятно, придумывал, чем бы еще накачать долг ВБТРФ перед Falkland. Кстати, по информации того же источника из правоохранительных органов, в распоряжении силовиков имеются документальные доказательства оформления части документов Falkland задним числом. Может быть, уже в период банкротства ВБТРФ, когда Николай Никитенко потерял возможность управления компанией, долги перед Falkland Investments надувались за счет производства фальшивок? Впрочем, Арбитражный суд Приморского края под руководством и. о. председателя Любови Кузнецовой это не смутило.
Не остался в стороне и Виктор Черепков. По сообщениям приморской прессы, он метался между заседаниями в суде по искам Falkland Investments и замерзающих жителей Владивостока, причем явно предпочитал первые. Такие вот бывают хитросплетения. Политик, которого экзальтированные поклонники во Владивостоке зовут не иначе, как "совесть России", отстаивает интересы либерийской компании. Что делал депутат на заседаниях суда, кто дал ему право выступать там и давить на судей, каким образом это выражает интересы его избирателей - вопросы открытые. Но либерийская компания лишила основной электорат Черепкова (пенсионеров и малоимущих) примерно 15 млн. долларов, поскольку при содействии "совести" она оказалась в третьей очереди кредиторов, тогда как бюджет и Пенсионный фонд - в четвертой. Злые языки говорят, что Черепков получит 15% от этой операции - ну не знаем, свечку не держали. Что же до семейства Никитенко, то вряд ли их интересуют два-три ржавых судна у причала ВБТРФ. Скорее всего акулы "американского" капитализма изобрели некоторые схемы, которые позволят получить полный контроль над этими супертраулерами через ВБТРФ - тем более что раньше они ВБТРФ и управлялись. Конкретных механизмов мы не знаем, поскольку во взаимоотношениях - Диденко, Наздратенко. Франка, Ласкаридиса, Никитенко и Черепкова - не только черт ногу сломит, но и правоохранительные органы зубы обломают. Однако здравый смысл подсказывает, что интерес Никитенко к ВБТРФ не случаен.
Мировой заговор?
Последствия действий Ласкаридиса для российского флота могли бы навести на мысль о существовании мирового заговора против России. В самом деле, в результате различных манипуляций в распоряжение Ласкаридиса перешло 12 рефрижераторов, построенных для "Рыбкомфлота". Но особенно успешным для Ласкаридиса были последние полтора года (1999-2000 гг.).
Во-первых (спасибо министру Франку!), он получил семь лучших рефрижераторов компании ДМП и право эксклюзивной перевозки продукции, выловленной этой компанией. Во-вторых. с учетом весьма своеобразных соглашений ДМП и "Лавинии" Ласкаридис фактически получил монополию по перевозке продукции из основного рыбного садка России - Охотского моря. В-третьих, Ласкаридис, вероятнее всего, получит и супертраулеры.
Деятельность российских органов власти крайне невнятна, мало кто знает детали всей схемы в подробностях. Пока Мингосимущества и Генпрокуратура лишь заявили о том, что произведут арест этих супертраулеров в российских интересах, но за два месяца дело не слишком продвинулось, и непонятно вообще, насколько перспективен этот путь. К тому же безуспешные попытки Минфина и Госкомрыболовства выбить деньги из ДМП в течение года, как и закрытие очевидного дела против Николая Никитенко наводят на мысль о существовании высоких покровителей у этих судовладельцев, прежде всего в силовых структурах, и то, как эти структуры "защищали" российские интересы ранее, заставляет подозревать, что и теперь они попытаются воспрепятствовать возвращению этих судов в Россию.
Так что не надо искать внешних врагов: Ласкаридису удалось все это провернуть с помощью нескольких российских чиновников, среди которых - Евгений Наздратенко, Сергей Франк, Владимир Щербак и Виктор Черепков. Тот факт, что из-за войны Диденко и Никитенко, Наздратенко и Черепкова российский бюджет потеряет эти супертраулеры, доходы от рыбы Охотского моря и ее перевозки да еще останется должен по полной программе Парижскому клубу, наводит на грустные мысли. Добавим для полноты картины, что Россия в рамках погашения задолженности за супертраулеры должна с 1 января 1999 г. по 1 июля 2003 г. десятью равными платежами погасить 232 млн. и проценты. Только за предоставление отсрочки с 1993-го на 1999 год из бюджета уже переведено 36 млн. долларов. Как уже говорилось, отчаянными усилиями удалось в 1999 году заставить "Супер" платить на спецсчета бюджета для погашения задолженности России перед Парижским клубом.
Немедленно после этого (может быть, можно сказать, что вследствие этого) суда были переданы в ДМП. Начало 2000 г. ознаменовалось новым раундом борьбы со злостными неплательщиками. При этом Госкомрыболовство было вынуждено приостановить право лова у супертраулеров, после чего в жанре Наздратенко все федеральные органы власти были завалены однотипными письмами и телеграммами рыбаков с требованием отставить председателя ГКР Юрия Синельника за его "антигосударственную политику" (попытку получить с неплательщиков деньги в бюджет). И вот когда под влиянием изменения политической ситуации - в частности, ослабления позиций некоторых покровителей приморских властей - Госкомрыболовству удалось выбить деньги из ДМПТ, тут и настал полный ласкаридис. Сейчас моден вопрос: за счет чего Россия теперь будет платить Парижскому клубу? Можно сказать, что не за счет супертраулеров. Пенсионеры как-то доступнее".

***

Такая вот история приключилась с нашими супертраулерами. И снова в ней все запутано и противоречиво. Показная дремучая глупость просто выпирает из всех щелей. Как не верти, но события нас просто специально подталкивают к такой оценке: все о глупости. А если это не глупость? Если это хорошо спланированная акция?
Тогда все получается очень даже разумно. Долги Парижскому клубу платит Россия - от этого никуда не денешься, а суда остаются у Диденко и Ласкаридиса, которые, похоже, совсем : не соперники, просто работа у них такая - Родину "обувать".
А теперь еще одна история, рассказанная уже директором ООО "Мариника" и одновременно депутатом Холмского районного собрания Сахалинской обл. П.Л. Ивановым в газете "Рыбак Сахалина". Снова суда, снова манипуляции... Приводим его текст полностью.

Назад