Назад

Глава 4. Судьба рыболовного флота

4.3. Грабительский проект

Долги России западным кредиторам (в том числе и немецким) - острейшая проблема последнего времени, ставящая нашу страну на грань "дефолта".
По моему глубокому убеждению, основанному на личном опыте, наши западные партнеры не только не потеряли в РОССИИ свои деньги, но и получили уникальную возможность зарабатывать как нигде и никогда.
Схемы многих "инвестиций", полученных Россией в последние 10 лет, напоминают ту, о которой речь ниже.
Думаю, что история, в которую я прошу вас вникнуть и разобраться, интересна и сама по себе (до сих пор благоденствую чиновники, допустившие все это безобразие). Но она может по служить и аргументом в переговорах с западными кредиторами Поскольку на самом-то деле именно бедная Россия по неразумению и продажности чиновников кредитовала промышленность Восточной Германии и других стран, а также дала подзаработать чиновникам и недобросовестным предпринимателям как в Рос сии, так и на Западе.
Если юридически доказать это почти невозможно, то существует же язык цифр, который неплохо понимают финансисты во всем мире. А теперь суть истории.
Согласно соглашению между правительствами РФ и ФРГ немецкая сторона должна была выделить кредит для постройки на судоверфях Германии 15 кормовых рыболовных траулеров проекта ФВС - 419 типа "Стеркодер" и передать их по договору бербоут-чартер сахалинским рыболовецким колхозам. Оператором от российской стороны выступало совместное советско-английское предприятие "Рыбкомфлот".
Для реализации указанного соглашения была образована компания "Беринг Траулерз" (Bering Trawlers Limited), зарегистрированная в офшорной зоне на Кипре: (284 Archbishop Makarios III Avenue, Limassol, Cypros), которая стала держателем судостроительных контрактов от 05.11.91 года и кредитного соглашения от 07.04.92 года. Собственником этой компании является "Союз рыболовецких колхозов Сахалина".
Правительство РФ своим распоряжением от 2 марта 1992 года № 534-Р подтвердило участие российской стороны в сделке по "Стеркодерам" под свою гарантию.
В октябре 1993 года вместо СП "Рыбкомфлот" оператором по контрактам стал "Союз рыболовецких колхозов Сахалина", в дальнейшем СРКС.
Накануне передачи прав по этой сделке от СП Рыбкомфлот" в пользу СРКС конечных пользователей судов принудили (Рудников В. Т. и Мамонов М. А.) подписать их долговую расписку о признании какого-то мистического долга в размере 300 тыс. долларов США за каждое судно (всего на сумму 4,5 млн. долларов США). При этом пользователям судов не объяснили, на какие цели предназначены указанные средства, угрожая, что, в случае неподписания долговой расписки суда будут перераспределены. Можно предположить, что эти средства были распределены между организаторами этой сделки, поскольку по сей день, несмотря на наши неоднократные требования, ни немецкий банк, ни другие организации, участвовавшие в этой операции, не представили оправдательных документов или мало-мальски приемлемых финансовых документов, куда были израсходованы эти деньги. А сама сделка осуществлялась следующим образом. Банк ФРГ "Kreditanstalt fur Wiedraufbau" (КFW) через счета компании "Беринг Траулерз" осуществил финансирование строительства судов на германской верфи "Вольксверфь", Штральзунд в размере 224 млн. долларов США. Однако не все выделяемые деньги пошли на строительство судов. Часть из них, из-за отсутствия должного контроля со стороны правительства РФ и уполномоченных на это органов, осела на счетах "Беринг Траулера", а впоследствии в карманах организаторов этой сделки. С этой целью изначально стоимость всех судов была завышена почти в 2 раза.
Таким образом, отсутствие должной проработки контракта, анализа и сравнения с мировыми ценами на аналогичную продукцию позволила организаторам этой сделки обогатиться за счет государства, поскольку оно в лице Госкомрыболовства являлось гарантом этой сделки.
После постройки суда, на условиях СИФ порты Сахалина, были переданы СРКС по договору тайм-чартера. СРКС, в свою очередь, распределил их между рыболовецкими колхозами Сахалина.
Согласно договору, рыболовецкий колхоз, получивший "Стер-кодер", за каждое судно обязан в течение 10 лет выплатить немецкой стороне 16 млн. 300 тыс. долларов США прямого долга и 13 млн. 40 тыс. долларов США процентов за пользование кредитом. Всего за 15 судов оплата должна составить 440 млн. 100 тыс. долларов США за 10 лет эксплуатации (без учета ремонтов и текущих расходов).
Расчет с КFW-банком за кредит производится с эксклюзивным правом реализации продукции немецкой стороной. По настоянию банка КFW в схемы расчетов была включена специально для этого созданная фирма "Фриго Фиш-техник" в Германии (г. Бременхавен). В настоящее время именно она осуществляет реализацию всей продукции по демпинговым ценам для российской стороны. Это, в свою очередь, автоматически продляет сроки погашения кредита (что выгодно немецкой стороне) и втягивает во все большую зависимость российскую сторону. Ремонт и снабжение судов осуществляются также через указанную фирму по завышенным ценам. На сегодняшний день неизвестно, какую сумму денег по этому проекту получил банк (КFW) при посредничестве "Фриго Фиш-техник".
В создавшейся ситуации Госкомрыболовство под руководством А. В. Родина оказывало давление на колхозы с целью покрытия задолженности немецкой стороне, что практически невыполнимо за счет средств, получаемых от реализации продукции, производимой на данных судах.
Опыт первых трех лет эксплуатации этих траулеров показал, что при существующих мировых ценах на рыбопродукцию, резком снижении сырьевых ресурсов, высокой стоимости эксплуатации этих судов и размеров лизинговых платежей банку (около 3 млн. долларов США в год на каждое судно, не считая эксплуатационных расходов) эта сделка носит, очень мягко выражаясь, откровенно грабительский характер. Средняя задолженность перед банком составляла около 43 млн. долларов США только за два года эксплуатации с тенденцией к росту по вышеизложенным причинам. Фактически этим долгом подвели к банкротству рыбопромышленную корпорацию "Стародубское" и колхоз им. Кирова в рамках передела собственности.
К моменту окончания срока действия кредитного соглашения долг по этой сделке предположительно может составить около 250 млн. долларов США, что полностью исключает передачу даже морально устаревших и изношенных судов российской стороне.
Суда, о которых идет речь, работают преимущественно на минтае. С учетом их количества и при тех объемах, которые они осваивают, запасы охотоморского и беринговоморского минтая оказались практически подорваны. Данная экономическая схема, основанная на истреблении российских ресурсов, приносит выгоду исключительно немецкой (испанской, норвежской) стороне и небольшой группе россиян, живущих как на родине, так и за ее пределами.
С января 1997 года суда переданы для эксплуатации в созданные по указанию Госкомрыболовства фирмы: ООО ПО "Сахалинрыбаксоюз" - 3 ед., ООО "Сахалин лизинг флот" - 9 ед., ООО "Поронай" - 1 ед., ООО "Водолей" - 1 ед. Владельцами этих фирм стали преимущественно частные лица. Чтобы не платить налоги и обязательные страховые платежи, зависящие от фонда заработной платы, экипажи судов переведены в офшорные компании. Пенсионный и другие фонды недополучили средства на выплату пенсий и пособий. На сегодняшний день эта сумма составляет порядка 8 млн. долларов США.
Таким образом, сделка по "Стеркодерам", в которой принимали участие рыболовецкие колхозы Сахалина, принесла российской стороне колоссальные убытки. Следствием этого стал развал рыболовецких колхозов и значительное снижение поставки рыбопродукции для населения России и Сахалина в частности.
С учетом того, что подобные проекты были также реализованы в Приморье, где на деньги испанского банка были построены 15 траулеров, а на Камчатке 15 ярусоловов и ряд других все в том же Дальневосточном регионе, в общем итоге цифра составляет 70 единиц крупно- и среднетоннажного флота на сумму более 1 млрд. долларов США. Вся эта армада и по сей день дружно "рыбачит" в экономической зоне российского Дальнего Востока.
Следствием этих проектов так называемого обновления флота, их еще именуют "инвестиционными", явилось следующее: российская судостроительная промышленность, являвшаяся довольно крупным сектором в российской экономике, влачит жалкое существование или, попросту говоря, угроблена. По самым скромным подсчетам, численность работающих в ней сокращена более чем на половину. Например: ОАО судостроительный завод "КАМА" - г.Пермь. В лучшие времена там работало более 3 тыс. человек. На сегодняшний день 1100 человек. Это как маленький фрагмент, характеризующий трагедию отрасли.
Из-за размещения заказа на строительство рыбодобывающих судов в Германии. Испании, Норвегии доходная часть государственного бюджета к тому же недополучила в виде налога на добавленную стоимость десятки миллионера долларов США, так как эти проекты имели по нему льготы.
Такому положению дел способствовало и способствует то, что чиновники различных уровней и ведомств с использованием своего служебного положения через посреднические фирмы, в которых они лично либо через подставных лиц являются учредителями, действуют только в своих личных интересах, никак не стыкующихся с интересами России.
Подобные "фокусы" позволяет также вытворять наше российское законодательство как в области рыболовства, так и в других сферах экономики, соприкасающихся с данной проблемой. Поэтому все сделки документально оформлены, на первый взгляд, так, что к ним не придерешься. И только фактическое состояние дел позволяет судить о том, что произошло и происходит на самом деле.
Бесспорно и то, что в этой глобальной махинации, длящейся около десяти лет, нанесшей непоправимый урон российской экономике в целом, задействованы и чиновники из Германии, Испании и Норвегии, с которыми также необходимо разбираться.
Непосредственные участники этих сделок, а также должностные лица, причастные к ней:
Шаповальянц А. В. - министр экономики РФ,
Родин А. В. - бывший председатель Госкомрыболовства РФ;
Рудников В. Г. - бывший заместитель председателя Госкомрыболовства РФ:
Мамонов М. А. - бывший работник управления развития флота Госкомрыболовства РФ, в настоящее время чиновник министерства экономики;
Пухов О. С. - генеральный директор СП "Рыокомфлот";
Симонов О. Н., Орлов В. А. - бывшие руководители СП "Рыбкомфлот";
Семашко А.А. - генеральный директор ЗАО "Супер";
Ярыгин Е.А. - председатель СРКС (владельца компании "Берлинг Траулерз"), председатель АРКС, директор ООО ПО " Сахалинрыбаксоюз ";
Блажко Б.Л. - председатель Росрыбакколхозсоюза;
Медведев А. А. - зам. председателя Росрыбакколхозсоюза, бывший вице-губернатор по рыболовству Сахалина;
Сливин В.Д. - директор ЗАО "Сахалин лизинг-флот";
вице-губернаторы по рыболовству Сахалина, Камчатки и Приморья, ныне действующие и их предшественники; чиновники Министерства финансов РФ, Центрального банка РФ и Казначейства РФ.
На основании вышеизложенного предлагаю все вышеописанные сделки пересмотреть с учетом создавшейся ситуации и в интересах России, а виновных лиц привлечь к ответственности по мере нанесенного ими ущерба".
Наивное требование, но в нем есть доля истины. Виновных. конечно же, следовало привлечь к ответственности, Но тогда это была бы не Россия. Людей с большими деньгами и связями здесь к ответственности не привлекают, особенно если они следуют формуле Лившица.

Назад