Назад

Глава 7. Российский резонанс советского китобойного промысла

7.3. Долгое эхо китобойного промысла, или бизнес семьи Каменцевых

Выше мы сказали, что с 1982 г. китобойный промысел запрещен. Но до сих пор время от времени всплывают факты, свидетельствующие оо игнорировании этого запрета некоторыми людьми, знакомыми с этим промыслом не понаслышке. Более того, людьми, которые определяли все, что было связано с китобойным промыслом в СССР. Обратимся к странной истории 1993 г., связанной с попыткой одной российской фирмы продать китовое мясо японцам. Нужно отметить, что в связи с запретом китобойного промысла появление на рынке такого рода продукции всегда вызывает законный интерес Международной китобойной комиссии и общественности.
Фирма, понимая, что она идет на прямое нарушение международных соглашений, попыталась представить дело так, как будто она просто реализует мясо, хранившееся на Владивостокском холодильнике... с 1976 г. и вдруг очень приглянувшееся японцам.
Прежде всего, позволим себе усомниться в том, что китовое мясо после 17 лет хранения вообще может кому-нибудь приглянуться, и уж совсем удивительно, что оно приглянулось японцам. В связи с тем, что японцы действительно выразили желание купить это мясо и подписали соответствующий контракт, возникает вопрос, действительно ли это мясо пролежало в холодильнике 17 лет или имеет иное происхождение и совсем иной возраст.
Усомниться заставляет и справка, полученная в санитарно-эпидемиологической службе от вполне компетентных специалистов. Из их разъяснений стало совершенно ясно, что:
1) китовое мясо никогда в госрезервах не находилось;
2) госрезервы по мясу представляют собой не снижаемый определенный запас мяса, которое храниться в специальных условиях один год, а затем реализуется и заменяется новым,
3) мясо, если оно пролежит в холодильнике 17 лет, превратится в труху.
С "возрастом" китового мяса у наших коммерсантов вышел явный прокол, поэтому попытаемся разобраться, откуда оно взялось. В том, что оно хранилось не более одного года или. в худшем случае, нескольких лет, сомнений не возникает.
Прежде всего, объясним, для чего понадобилась ложь о мясе 17-летнего хранения и почему все это вызывает определенную тревогу. Дело в том, что промышленный китобойный промысел давно запрещен и его продукция сегодня не может официально появляться на рынке. Однако под строгим контролем и в весьма ограниченных объемах промысел был сохранен для нужд малочисленных народов севера, которые он традиционно обеспечивал привычным продуктом питания - китовым мясом. Использование продуктов, полученных от этого промысла, для других целей, категорически запрещается. О продаже такого мяса за рубеж, естественно, не может быть и речи.
В начале 90-х годов из разных источников просачивались сведения о том. что часть добываемых для северных народов китов (продукции из них) идет не только на указанные цели, но и какими-то путями уходит за рубеж, в частности в Японию, где к китовому мясу весьма неравнодушны.
Когда летом 1993 г. в очередной раз всплыла история с попыткой продажи китового мяса в Японию, то весь этот процесс удалось проследить документально. Весьма интересно, что к этой истории оказались причастны сразу два представителя семейства Каменцевых. Да, семейства того самого В.М.Каменцева, который долгие годы был заместителем министра, министром рыбного хозяйства СССР, а затем стал даже заместителем Председателя Совета Министров СССР в последнем советском правительстве.
Так вот, к этой истории оказался причастен как сам Владимир Михайлович Каменцев, так и его сын - Владимир Владимирович. Несколько слов для справки: Каменцев-старший ныне весьма удачливый коммерсант - Председатель биржевого комитета Международной рыбопромышленной биржи и в этом качестве принимает участие в нашей истории.
Каменцев-младший, как легко догадаться, работает за рубежом - в Японии, граждане которой любят китовое мясо настолько, что его нежная душа не вынесла их терзаний и он, член Комиссии по рыболовству в Японии, взвалил на себя тяжкое бремя добывания в России китового мяса для японских гурманов. В своем послании отцу - Председателю биржевого комитета он просит его "еще раз" посодействовать продаже в Японию 260 тонн китового мяса, которому, по словам заинтересованных лиц, уже 17 лет. Эти злополучные 17 лет были придуманы не от фонаря. В 1976 г. российский китобойный промысел еще официально существовал, и его продукция могла легально реализовываться на рынке без ведома Международной китобойной комиссии.
История началась весьма прозаично. Президент Международной рыбопромышленной биржи Е. Романов, бывший начальник управления в ведомстве бывшего министра Каменцева, по просьбе двух Каменцевых обратился 1 июля 1993 г. к Российскому представителю Международной китобойной комиссии, начальнику управления Минприроды Константину Шевлягину с просьбой подтвердить, что продаваемое в Японию китовое мясо, легально получено (произведено) аж в 1976 г. (письмо Международной рыбопромышленной биржи № 165 от 1 июля 1993 года). Из письма следовало, что мясо продает в Японию "Дальрыбсбыт". Отметим это, ибо далее станет ясно, что и это ложь.
Удивившись такой бережливости хранителей мяса, руководство Минприроды поручает своей Владивостокской спецморинспекции выяснить происхождение мяса, чтобы исключить попадание на рынок мяса китов, предназначенного для народов севера. Исполнительная спецморинспекция срочно запрашивает "Дальрыбсбыт" и уже 7 июля получает ответ, что эта организация никакого отношения к продаже мяса не имеет и контракт на такую операцию не подписывала. Выходит, президент Международной рыбопромышленной биржи пытался просто обмануть Минприроду. Зачем? Нужно отдать должное настойчивости структур Минприроды. которые, не удовлетворившись ответом "Дальрыбсбыта", запрашивают сведения о владельце мяса у администрации холодильника, на котором хранится это мясо. Выясняется, что владельцем мяса является ТОО "Сибирь" из Новосибирска.
На запрос все той же дотошной спецморинспекции замдиректора ТОО "Сибирь" Н.С.Лобода степенно отвечает: "Находящееся на хранении на Владивостокском хладокомбинате № 1 мясо китовое мороженное было приобретено нами на складах государственных резервов Новосибирской области для последующей реализации как непригодное к дальнейшему хранению".
Выше мы говорили, что китовое мясо в госрезервы никогда не закладывалось, поэтому Минприрода запрашивает по этому поводу администрацию Новосибирской области с просьбой проверить сей сомнительный факт. Заместитель главы администрации Н.А. Бакулин совершенно отчетливо ответил: "Сообщаем, что китовое мясо на территории Новосибирской области на складах госрезервов не хранилось и никому не продавалось" (письмо № 526 от 23.08.93). Круг замкнулся.
Так зачем же было президенту Международной рыбопромышленной биржи Е. Романову, в надежде на легковерность начальника управления Минприроды К. Шевлягина, вводить это ведомство в заблуждение? Вот здесь и всплывает семейное дельце Каменцевых. Уже 16 июля, когда продажа забуксовала, Каменцев-младший в очередной раз обращается через факс Посольства РФ в Токио к Каменцеву-старшему с просьбой о помощи в реализации китового мяса. Говорю, что в очередной раз, потому что послание сына к папе заканчивается словами: "Еще раз прошу положительно решить мою просьбу". Не будем сомневаться, что Каменцев-старший порадел своему чаду, о чем свидетельствует письмо Романова от 1 июля 1993 года, с которого мы начали нашу историю, и не его вина, что "дело" споткнулось на Минприроде. Похоже, что работу свою там знают и делают неплохо.
Вот теперь самое время и подумать о том, что же это за мясо пытались продать в Японию, если в едином порыве посодействовать этой сделке всполошились все от Посольства РФ в Японии до Председателя биржевого комитета Каменцева.
Понятно, что ни о какой "некондиции" с 17-летним сроком хранения и речи быть не может. Качество мяса, можно не сомневаться, полностью соответствовало высоким японским стандартам на пищевую продукцию. Об этом может свидетельствовать и контрактная цена на продаваемую продукцию. Согласно контракту японская фирма "Cosmo system service" покупала мясо по цене 5,45 доллара США за килограмм, а всего на сумму 1 млн. 199 тыс. долларов США. Поверить, что более миллиона долларов японцы готовы выложить за мясную труху после 17 лет хранения, могут только предельно наивные люди.
Таким образом, логика подсказывает, что единственным источником поставки китового мяса на японский рынок мог быть только китобойный промысел для нужд народов севера.
Не знать этого не могли все задействованные в этой сделке лица, так как большинство из них проработало в отрасли много лет. Полную информацию имели, надо полагать, и рыбоохранные органы. Имели, но молчали. Молчало и руководство Комитета по рыболовству, молчал, дописывая докторскую диссертацию о реформировании отрасли, и Председатель Комитета по рыболовству В. Ф. Корельский. Не до того, видно.
Россию в очередной раз подставили как нарушителя международных соглашений по китобойному промыслу как раз те, кто долгие годы якобы пекся о ее благополучии - бывший министр рыбного хозяйства СССР и его сын, представляющий ныне российские рыбохозяйственные интересы в Японии и бывший ответственный сотрудник Минрыбхоза СССР. Подставили, надо думать, не по наивности, а за приличные комиссионные от того миллиона долларов. А может быть, просто за тот самый миллион? Такое вот у них семейное дело. Все усугубляется тем, что В. Каменцев-старший долгие годы был по своему положению прямым руководителем советского китобойного промысла.
Проверить бы это на хорошем профессиональном уровне, да запретить жулью занимать ответственные посты в государственных учреждениях за рубежом. Реально?
Этот материал был мною опубликован в газете "Известия" 4 декабря 1993 г. (№ 233). Редакция газеты сочла необходимым сопроводить его собственным комментарием. Приводим его содержание: "ОТ РЕДАКЦИИ. Почти заурядная по нынешним временам история на сей раз обретает звучание символа. В ней отразилось явление общественного масштаба. Ведь это тот самый В. Каменцев, из-за которого чуть не плакал на трибуне последнего Верховного Совета СССР последний председатель Совета Министров СССР Н. И. Рыжков. Депутат А. Собчак обвинил В.Каменцева в семейственности, глава правительства лично выступил с возмущенным протестом, после чего А. Собчак огласил список родственников высших партийных и государственных руководителей, пристроенных к хлебному делу внешних экономических связей. Тот список открывался именем Каменцева, сына Каменцева.
Как видим, сын Каменцева и сегодня там же, куда был пристроен отцом - зампредом. Как видим, былая партийно-государственная семейственность, сегодняшняя коррупция и номенклатурная приватизация - звенья одной цепи. Как видим, крики о том, что государство растащили реформаторы, - всего лишь перекладывание вины с больной головы на здоровую. Государство растаскивали десятки лет те, кто им управлял, - они же тащат и сегодня".
Нужно сказать, что это тот редкий случай, когда удалось проследить всю цепочку махинаций государственных чиновников и номенклатурных "предпринимателей". Итогом должно было бы быть приглашение В.М. Каменцева в прокуратуру. Не состоялось. Зато бывший завхоз Главрыбвода, а в то время околокаменцевский сотрудник В. Дворенков, во время одной из встреч с рыбопромышленниками, на которой я присутствовал, без всякого стеснения заявил мне, что я сорвал планы очень "больших людей" и за такие дела можно остаться без головы.
О Каменцеве мы достаточно говорили и в главе о коррупции, отчетливо показывая связи нынешних и бывших чиновников от рыболовства.
Если читатель полагает, что после этой истории, получившей широкую огласку Каменцев забыл и думать о китах, то он ошибается. Каменцев, учуяв большие деньги, приложил еще много усилий для создания условий, при которых китобойный промысел был бы возобновлен.

Назад