Назад

СТОЯНКА В ПОРТУ НАХОДКА

Паны дерутся, у холопов чубы трещат
Народное

Плавбаза "Авача" стояла на внешнем рейде порта Находка, ожидая перегруза рыбной муки. Рейс на разнорыбице в Беринговом море прошел удачно, все показатели выполнены. Подпортило настроение экипажу только исчезновение в море рефмашиниста Колмакова Валеры.
В очередной раз убеждаюсь, что на судне подобными происшествиями заниматься некому, кроме первого помощника капитана. У остального старшего комсостава вполне хватает нагрузки от основных функциональных обязанностей и ходовых вахт.
А дело обстояло так. Валера начал ухаживать за матросом обработки Тухфатуллиной Заремой, он почти все свободное время между вахтами пропадал на конвейере, любуясь на местную красотку. Зарема не отвечала ему взаимностью, ей нравился третий электромеханик Гончаренко, но тот, в свою очередь, ухаживал за официанткой Кларой. Вот такой классический четырехугольник….
Я работал в рыбозаводе, рефотделение находилось рядом со слесарной мастерской и старший рефмеханик Волковинский, с которым мы были в долголетней дружбе, часто сетовал мне, что Колмаков ведет себя не адекватно на вахте, очень не собран, допускает протечки аммиака в отсутствие вахтенного рефмеханика, плохо следит за приборами.
Какое тут может быть прилежание, когда душой и сердцем Валерий был всегда там, на разделочном транспортере, рядом с полюбившейся девушкой! Его не надо было объявлять на подвахту, так как всегда, хоть в ночную, хоть в дневную смену работала Зарема, рядом вырастал он, в спецодежде, со шкерочным ножом в руках и трудился, не покладая рук, успевая бросать пламенные взгляды на стоящую напротив девушку.
Наконец, терпение Тухфатуллиной лопнуло, и она как-то брякнула в лицо поклоннику при всех, кто работал на линии рядом:
- Что уставился, троглодит? Захотелось "комиссарского тела"? На-кась, выкуси!
И рукой в резиновой перчатке, облепленной чешуей, она скрутила выразительную дулю. Мне было только непонятно, почему "комиссарского"? Ведь комиссарами частенько называли нас, первых помощников, но их уже полтора года, как не было. Правда шел слух, что Зарема флиртовала пару лет назад на плавбазе "Орочон" с первым помощником, но это только слова, которые к делу не пришьешь…
От такого хамства Валера оторопел и даже выронил парамушку с печенью минтая на палубу. На ходу, срывая с себя резиновый фартук, перчатки, он покинул рыбцех.
Вот уже месяц, как Колмаков денно и нощно думал о Зареме, втайне, перед сном, в его мозгу роились фантазии, где он обнимал и лобзал любимую. Иногда Валера (и это видели кое-кто из членов экипажа) ночью, после фильма, направлялся на вертолетную площадку, откуда спускался на шлюпочную палубу, залезал по шлюпке наверх и подсматривал в иллюминатор каюты, где жила с другими женщинами Зарема.
Однажды девушка, выглянув раздетая в окно, столкнулась взглядами с испуганным Колмаковым. Кому это понравится? Сей факт и переполнил чашу терпения, вызвал эмоциональный взрыв. Вот тут бы и поработать психологу с ними, но это море!
Утром, после подъема, рефмашиниста вызвали в рефотделение, - не тут-то было! Затем позвонить на мостик, зайти к капитан-директору, но он как в воду канул! На борту Колмакова Валерия не было! Плавбаза "Авача", дорабатывая остатки сырца, проходила тогда самое узкое место в Татарском проливе.
Я в этот день, после работы, вышел покурить и ноги по привычке понесли на то место, где жила Тухфатуллина, если бы помполиты не были упразднены, то пришлось бы заниматься этим делом мне.
На тросах, держащих спасательный бот, обнаружился кусочек ткани от куртки, прямо рядом с леерным ограждением. Но это ничего не говорило: пропавший мог совершить суицид, или его могли выкинуть за борт или оступиться. Теперь это не важно…
Как говаривали во времена Берии, "нет человека, нет проблемы". Проблема была теперь лишь у старшего рефмеханика Владимира Волковинского, некому в паре с вахтенным рефмехаником стоять вахту.
Недалеко от нас, на рейде, возвышалась многопалубная приморская база "Юлиан Мархлевский", поодаль с перегрузчиком "Алмазный берег" работала плавбаза "Феликс Кон".
Нам же предстояло поработать с перегрузчиком "Лунный берег" по отгрузке 700 тонн рыбной муки.
Погода в Приморье стояла неплохая. Хотя и скупо, но светило солнце, то и дело, проглядывая из-за ползущих вереницей осенних облаков. Свежий морской бриз гнал небольшие барашки по поверхности моря. От судна к судну сновали маленькие портовые буксиры, рейдовые катера. Сход на берег нам пока не разрешен. Ждем оформления соответствующих документов.
Служба технологического оборудования, в которой я работал, была дружной командой - во главе старший механик ТО Дорошенко, родом из Киева, сменный механик Прокопец - из Днепропетровска, слесарь Васильев из Харькова, машинист РМУ Подопригора - с Запорожья. Остальные россияне.
Перед очередным, уже визированным рейсом, в рабочее время я перебирал в слесарной мастерской червячные редуктора, менял манжеты, изношенные подшипники. Рядом, на токарном станке, слесарь Васильев шлифовал закаточные ролики. В это время в заводе зазвенел телефон местной линии, это был стармех Дорошенко, он взволнованно произнес:
- Алексеич, вместе с Васильевым заскочите ко мне в каюту, тут такое творится!
Закрываю слесарку и с напарником спешим к стармеху, не чувствуя под собой ног.
У Дорошенко, а он проживал в носовой надстройке, в помещении было накурено, хоть топор вешай, и многолюдно, здесь были и рефмеханики и Степан Подопригора и Прокопец Саша. А ведь ни хозяин, ни его подруга Анна из Молдавии не курили!
На экране телевизора "Электроника" хорошо видно, как разворачиваются для стрельбы наши танки в центре Москвы, направляя орудия на Белый дом, где засели непокорные депутаты парламента во главе с Русланом Хасбулатовым и Александром Руцким.
- Что же это творится? - проносится в голове, - неужели только грохот пушек может разрядить создавшуюся обстановку? Топорная работа!
Мы все знали, что в здании парламента несколько дней уже отключена вода, свет, канализация. Там заблокированы непослушные депутаты и их сторонники с многих городов и весей страны, а также казаки с Приднестровья, посланцы с Кубани, Крыма, часть милицейских чинов, оставшихся верными парламенту.
- Роман Алексеевич, у меня в памяти возникает картина штурма дворца "Ла Монеда" в Чили в 1973 году! - удрученно воскликнул Михалыч, как ласково называли Дорошенко в службе. Он с жаром продолжал:
- Тогда, правда, Альенде со своим правительством отстреливались от войск
хунты Пиночета до последнего патрона. И весь мир сочувствовал президенту!
- Да, это так! Но сейчас, я думаю, противоположная ситуация. По сути дела, парламент выразил недоверие президенту, а ведь депутатов Верховного Совета, как и президента, избрал народ! Еще в апреле 1993 года по стране прошел специальный референдум о доверии президенту и его курсу! - пояснил я собравшимся.
И, действительно, к нам на судно привезли тогда из управления кроме бюллетеней кипу рекомендательных бланков, на которых указывалось, как следует голосовать! Напротив фамилии Ельцин стояло слово "ДА", а напротив Хасбулатов - "НЕТ".
Конечно, подобный спектакль и меня и других голосующих людей возмутил до глубины души! Что же это за дьявольская демократия, когда нам, как маленьким, показывают клеточку, где надо ставить слово "ДА"? Тем не менее, референдум в стране состоялся, и результаты говорили в пользу Б.Н.Ельцина.
Я ни в коей мере не оправдываю спикера парламента Хасбулатова и вице-президента Руцкого, которые полгода раскачивали государственную лодку. Правительство собачилось с парламентом. И без того высокая инфляция все набирала темпы, в стране царил глубокий кризис.
Решение о разгоне Верховного Совета было принято после того, как Руслан Хасбулатов на всю страну сделал прозрачный намек о пристрастии Ельцина к алкоголю.
Оказалось в одночасье, что президент уверен во всенародной поддержке и может спокойно поворачивать армию к Белому дому, стрелять в депутатов! Как никогда к месту фраза, которую я где-то слышал: " В стране слепых и одноглазый - король!"
Танки стреляли по зданию парламента прямой наводкой. Причем в окна летели отнюдь не чугунные болванки, о чем народ убеждали пропрезидентские СМИ, а настоящие, боевые снаряды. Так и хотелось крикнуть:
- Что вы делаете, остановитесь! Что силой взято, то не свято! Ведь даже в 1917 году, с крейсера "Аврора" по Зимнему палили холостыми снарядами, а ведь там канонирами стояли простые революционные, не дисциплинированные матросы, ненавидевшие Временное правительство! Россия сошла с ума!
Из окон Белого дома валили клубы черного дыма, внутри помещений занимался пожар. Потом, уже на берегу, прошел слух, что министр обороны Грачев подобрал 3-4 танковых экипажа из боевых офицеров, заплатив им немалые деньги из казны. Имена этих "героев" до сих пор неизвестны. Но, думаю, что история им воздаст по заслугам, а совесть не даст покоя до окончания биологического пребывания в этом бренном мире…
- Что же теперь будет? Гражданская война? Как теперь добраться до Украины, если полыхнет по всей стране? - Прокопец задумчиво почесал затылок.
- Ничего сверхъестественного не будет, Саша, все утрясется! Рассудок государственных мужей возобладает над лиходейством! Найдутся умные головы, которые урегулируют конфликт даже на этой стадии. Уберут трупы с улицы и все забудется!
Вообще-то я боялся, что Гражданская война полыхнет еще в августе 1991 года, на манер Югославии, Но пронесло!
В службе технологического оборудования нашей плавбазы было 5 человек из 13 с Украины, в том числе и старший механик завода Дорошенко В.М. Они остро переживали этот политический кризис в Москве, потому что все могло пойти наперекосяк и в их судьбе.
- Роман Алексеевич, мне через год на пенсию идти, повышенную камчатскую назначат здесь, в России, а если вернусь на Родину, в "незалежную" Украину, то сможешь по доверенности получать ее в Ленинграде? А я уж потом подумаю, как эти деньги забирать у тебя, - оказией или почтой?
- Нет проблем, Михалыч, не переживай! Все перемелется, мука будет!
Я твердо знал, что в СССР на 1989 год из 287 млн. человек проживали 141 млн. русских, 43 млн. украинцев, а в России, на момент развала Союза числилось:
Русских 84 млн., украинцев 12,8 млн. человек, а смешанных (украинцев с русскими, белорусами, татарами и т.д.) - 24,6 млн. (это и бабушки и дедушки и внуки).
Что тут можно сказать? Единый народ! Если немножко окунуться в историю, то первое государство славян - Велико-Киевская Русь, украинцы назывались великороссами, а Иван Калита - основатель Московского княжества - внук Александра Невского, великого киевского князя.
Юрий Долгорукий - основатель города Москвы тоже киевский князь!
В советское время украинцам по праву принадлежала 1/5 часть ресурсов, лесов, союзных запасов нефти, газа, золота, алмазов, хрома и так далее.
В марте 1991 года, за сохранение СССР проголосовало 76,4% граждан Украины, а уже 1 декабря 1991 года за выход Украины из состава СССР были 82% населения. Воистину всенародное заблуждение! Добровольно отказаться от такого всенародного национального богатства!
До сознания с трудом доходило, что танки Кантемировской дивизии расстреливали не только Верховный Совет, но и Съезд народных депутатов России, собравшийся в это время в Москве.
Мои размышления перед голубым экраном телевизора прервал голос Дорошенко;
- Анюта, сообрази нам чайку, пожалуйста! - хозяин каюты широким жестом пригласил всех нас к столу, тем временем выключив телевизор и пробурчав:
- Нехай бодаются! Паны дерутся, у холопов чубы трещат!
Владимир Михайлович нервно засмеялся, приоткрывая иллюминатор, чтобы выпустить сигаретный дым.
Это был хороший, порядочный человек, но не потому, что 30 с гаком лет состоял в КПСС, а хотя бы потому, что уже 20 лет ходил в море, безупречно руководил механической службой рыбозавода. Михалыч мог позволить себе выпить в хорошей компании, но никогда не превышал норму и пьяным в цех не спускался. Не раз ночью, когда в заводе происходили серьезные поломки, как-то: выходила из строя морозильная камера или рыбомучная установка, то Дорошенко был тут, как тут, - словно и не ложился спать!
Он обладал неуемным юмором и однажды, в порыве откровенности сказал мне:
- Рома, существует такая наука - виктимология (учение о жертве преступления). Ее адепты считают, что в происшедших неприятностях виноваты сами пострадавшие, сами жертвы. Например, я буквально притягиваю неудачи. Вот уже 3 раза ломал одну и ту же правую руку! Самолет, на котором летел последний раз в Киев, совершил вынужденную посадку на резервном аэродроме! Сняли с Аней квартиру в Петропавловске-Камчатском, приходим с рейса, а хозяйка почила в бозе, и там живут совсем другие люди! Зашел в партком, после запрета КПСС, а они именно мою учетную карточку потеряли!
- Михалыч, наговариваешь все на себя! Я тоже, при желании, наскребу таких фактов вагон и тележку! - пробасил сидевший рядом со мной машинист РМУ Степан Подопригора.
- Если бы! - возразил стармех, показывая на Анну, подошедшую с чайником к столу.
- Она тоже невезучая! Работала в Кишиневе в НИИ, так сократили всего двоих из трехсот сотрудников. Аня попала в эту двойку! Только нашла новую работу, как в 1992 году началась война в Приднестровье! Решила уехать работать на Камчатку, здесь спокойней. На медкомиссии перед рейсом залечила зуб. Только вышли за ворота Авачинской бухты, как разболелся именно этот зуб, а стоматолога на судне не было! Правда, Анна?
- Правда, Володя, но людям это не интересно слушать!
Аня была моложе Дорошенко на 15 лет, ей только исполнилось 39. Жила она раньше на окраине Кишинева, но семейная жизнь быстро прервалась (об этом Михалыч умолчал…) Муж Анны погиб в конфликте Кишинева и Тирасполя, он был полицейским.
Надо сказать, что год назад, действительно, в партийных органах предприятий России царила паника, партийный актив боялся за судьбу, как свою, так и простых коммунистов. Особенно опасались так называемых "запретов на профессию", которые имели место и в Штатах и в Европе. Членам компартий был закрыт доступ работать на определенных должностях и рабочих местах, это было прямым нарушением демократических прав граждан. Мне эту карточку нашли и вернули на личное хранение.
Что касается Анны, то внешностью ее бог обидел: выступающий крючковатый нос, невзрачные серые глаза в очках, жидкие волосы, слабо выраженный бюст, маленький рост, пальцы на руках поражены полиартритом.
Перехватив мой взгляд, Михалыч, словно угадывая мои мысли, мрачно пошутил:
- Как говорят французы: "Каждый паршивенький находит свою поганенькую!"
Главное, чтобы человек был хороший! И костюмчик хорошо сидел!
Но никто эту шутку не воспринял как надо.
У стармеха была своя семья в Киеве, обе дочки вышли замуж, младшая за шведа, и уехала в Стокгольм жить. Жена же, дождавшись взросления детей, не вынесла долгих разлук с мужем и вышла замуж за муниципального чиновника из районной администрации города. Теперь Аня с Михалычем лелеяли розовую мечту: купить квартиру в Киеве, а на первом этапе микроавтобус в Южной Корее. Конечно, мы еще жили по советским стереотипам мышления, ведь как было в СССР? Желаешь заработать честным трудом? Езжай на Колыму, иди в море, отправляйся за полярный круг, спускайся в шахту! Даже лозунг гласил: "Честь и слава по труду!" Причем труд имелся в виду конкретный, за который можно отчитаться (шахта - выработка угля, руды, море - вылов и прочее). Цены стояли стабильные, особенно на хлеб и мясо, молоко. Рыбак мог заработать деньги, сопоставимые с чиновником в ранге министра и даже генерального секретаря ЦК КПСС, я уж не говорю про работников государственных банков! То есть, оторвавшись от уютного семейного гнездышка, можно было заработать "длинный" рубль легально, не обманывая государство!
Теперь же, все накопления сжирала инфляция!
Зарплата работников за 1993 год возросла в 8,6 раза и достигла 141 000 руб., а рост цен, тарифов на платные услуги составил в этом же году - в 24 раза! Зато улучшилось наполнение потребительского рынка. К концу 1993 года курс доллара вышел на рубеж 1200 руб. за доллар.
На следующий день портовые власти, получив наличные деньги по расчетам, разрешили команде сход на берег, а производственные бригады начали перегруз рыбной муки на пришвартовавшийся по правому борту т/х "Лунный берег"
Грей, почувствовав, что хозяева уходят на улицу, подбежал к двери каюты и встал на задние лапы, положив передние на ручку двери.
- Веди себя хорошо, мы скоро придем! Сиди спокойно! - наставляла Галя своего воспитанника. Пес обиженно прижал уши и полез под диван…
Часть экипажа, свободная от вахт и работ, быстро погрузилась на подошедший к левому борту рейдовый катер.
Все рыбаки, как и мы с Галей, были увешаны посылками. На каждую приходилось брать разрешение у капитана и нести их в открытом виде, поэтому большинство избегало подобных процедур. Ведь надо было избавиться от лишних вещей, оказать помощь родным на материке в виде рыбных консервов, сушеной корюшки, тушенки, колбасного фарша, сгущенки. Что-то мы сами заготавливали в море, что-то брали в провизионных кладовых, под запись. А доказывать в проходной порта, что ты не верблюд и содержимое посылок не воровал, - никому не хотелось! Поэтому, когда шли с грузом, то направлялись проторенной тропой в один из "левых" проходов с порта в город.
Наконец, нос катера ткнулся в пирс, и матрос быстро накинул на кнехт швартовый конец. Оказавшись на берегу, ощущаем твердый грунт под ногами. В первые минуты, после длительного пребывания в море, человек обычно адаптируется к непривычным условиям устойчивого равновесия, но это быстро проходит. Как в песне поется недаром: "Моряк вразвалочку сошел на берег…"
Мне сразу хочется потрогать веточку на дереве, кустик. Все члены одного экипажа в береговых условиях ощущают себя единой большой семьей. И, встретившись где-нибудь в магазине, аптеке или на рынке, радостно машут рукой, как будто давно не виделись, не успели друг-другу надоесть за 4-5 месяцев плаванья!
Да, в этой обстановке мы смотримся непривычно. Может быть, значение приобретает одежда. Ведь все после рейса стараются одеть самое модное и нарядное, настолько опостылела спецодежда в море!
Осень уже вступала в свои права, листья с деревьев начали опадать, приморское бабье лето подходило к концу, приближались холодные массы воздуха, а за ними и ветры. Как хорошо сказал об этом времени А.Городницкий:

Опять октябрь вступает в силу,
Стучатся листья о стекло,
И жалко не того, что было,
А лишь того, что быть могло…


Город буквально облеплен ларьками и прилавками, где торгуют всем, чем попало. О цивилизованности торговли здесь не может быть и речи. Страна превращается в огромный не управляемый рынок!
Чем же торговали в то время многочисленные продавцы?
Повсюду появился алкоголь любого розлива. В киосках можно было даже купить так называемый коньяк "Наполеон", любое вино, водку. А водку даже в баночках траурного черного цвета с черепом и костями на этикетке! Входил в моду импортный спирт "Royal" и "Mackormik". А еще на прилавках лежали сигареты известных марок "Кент", "Мальборо", но сделанные где-нибудь в бывшей Югославии. Сразу потребительский рынок заполонили самые разные упаковки мумие. Меня поражало, откуда в огромных количествах взялось столько дефицитного мумие? Спрос рождает предложение! Поговаривали, что частенько в упаковках содержалась простая битумная масса! Вместо советской жесткой апельсиновой жвачки появился огромный ассортимент иностранной жвачки. Стали появляться и продукты, но цены на них кусались, и ярлыки менялись регулярно.
Что нужно значительной части народа? Тормоза отпущены, - гуляй голытьба! И некоторые гуляли, наверстывая "упущенное" после пресловутого Указа о борьбе с пьянством.
На почте выстроилась могучая очередь, заколачивались и обшивались фанерные ящики. Процедура подписывания посылок по ткани занимала очень много времени, в помещении стояла духота, просто Голгофа какая-то. Наконец-то все сделано, в руках груза нет, маршрут пролегал на переговорный пункт.
Что такое не везет и как с ним бороться? Очередь на телефоны междугородней связи выходила на улицу! Люди спешили узнать, как там близкие в Москве, что творится в "колыбели русской революции" - Ленинграде? Ведь многие видели накануне сотни тысяч людей перед Белым домом, которые потом пошли штурмовать мэрию, Останкино.
Много лет спустя, Руслан Имранович Хасбулатов заявил, что перед Белым домом собралось до полумиллиона сочувствующих депутатам граждан, еще день-два продержаться и режим бы лопнул. Якобы провокаторы раздробили народные массы, поведя их на бессмысленное взятие мэрии и Останкино.
В это верится с трудом, так как инстинкт толпы непредсказуем, да и количество людей явно преувеличивалось.
- Рома, пойдем в пельменную сходим, поедим, как в старые добрые времена, как раз и очередь подойдет? - прервала молчание супруга.
- Хорошо, потом позвоним родителям, когда народ на Главпочтамте схлынет, - соглашаюсь я.
В городской пельменной было все обыденно. Обыватели спокойно пережевывали пельмени, поливая их сметаной и уксусом. В зале играла музыка - София Ротару пела свою "Хуторянку", Анжелика Варум исполняла популярный хит того времени "Ля-ля-фа", группа "ДДТ" порадовала новой песней "Осень", ну а группа "На-на" исполнила "Фаину".
Словом хорошо в стране родной! Как говорил поэт В.Маяковский в поэме "Хорошо":

"Отечество славлю, которое есть,
но трижды - которое будет!


Пельмени действительно были на редкость вкусными, с ароматной мясной начинкой. Они не уступали пельмешкам, которыми славилось кафе "Три поросенка" в родном Петропавловске - Камчатском.
Я смотрел на сидящую напротив супругу, становилось страшно за наше будущее, кто подхватит власть в стране? По какому пути пойдет Россия? С одной стороны, еще не прошла эйфория после падения Союза ССР. Что греха таить, настроение у меня, как и у других соотечественников поначалу было бодрое. Как-никак, страна освободилась от пут помощи развивающимся странам Азии, Африки и Латинской Америки, затем ушло бремя покровительства странам Варшавского Договора, после этого пришло время распрощаться с союзными республиками. Все природные ресурсы Сибири, а это газ, нефть, алмазы, лес, пресная вода и т.д. достались России! Многие думали:
- Теперь заживем как в Саудовской Аравии!
Но не тут-то было! Как выяснилось, Россия стала правопреемницей СССР и взяла на себя практически весь внешний советский долг! Забегая вперед, скажу, что в начале 21 века в связи с высокими мировыми ценами на энергоносители, этот долг был погашен, как Парижскому, так и Лондонскому клубам.
Стране можно было вздохнуть и заняться созидательным трудом, как это сделали в Китайской Народной Республике. Огромное национальное богатство позволяло россиянам жить безбедно!
Однако все гладко на бумаге, да помешали овраги! Пресловутая приватизация по-чубайсовски, либерализация по-гайдаровски и акционирование по-российски, привели к появлению кучки наднациональной буржуазии, страдающей безмерным аппетитом. Небольшая когорта березовских, гусинских, абрамовичей, ходорковских и иже с ними, подобрала к своим рукам практически всю государственную собственность, в одночасье сказочно разбогатев! А народ остался у разбитого корыта! Получилось, как в той поговорке:
"Золото моем, - голосом воем!"
Отмена закона о тунеядстве, отмена смертной казни, ликвидация поэтапно государственной собственности, перекройка земельного, уголовного, гражданского кодексов, привели к массовой беспризорщине, бомжеванию, запустению на селе, закрытию многих промышленных предприятий. Словом, безрадостная картина ждала нас впереди.
1993 год принес разочарование акционерам компании "МММ". Финансовая пирамида лопнула, акционеры стали сдавать акции, не дождавшись дивидендов. Самого Сергея Мавроди поймали и арестовали только в 2003 году.
Но на улицах российских городов, а порт Находка не стал исключением, продолжали мелькать рекламы банков "Менатеп", "Инкомбанк" и других, зазывающих обывателя вкладывать деньги под астрономические проценты - 100,200,300% в год! Все это тиражировалось по телевидению, а ведь советский телезритель и был назван "совком" потому, что верил всему, что говорят с экрана!
Мы с Галей тупо смотрели на эти рекламные проспекты и ролики, не понимая, откуда возьмутся вдруг дивиденды? На ум мне сразу пришел рассказ Беляева "Продавец воздуха"…Ситуация доходила до смешного, если бы не было так грустно! Ведь народ принимали за лохов! Наряду с "МММ" еще были такие ложные зазывалы, как: "Чара банк", "Русский дом Селенга", "Хопер Инвест"-отличная компания и другие, помельче, финансовые пирамиды, обманувшие миллионы вкладчиков. Их закроют позже, с 95 по 2001 год!
Карманы приморских моряков и рыбаков пустели ничуть не медленнее, чем у столичных обывателей, поверивших в "дешевый сыр в мышеловке"…
Переговоры с родителями прошли поздно вечером, в Ленинграде в целом все было спокойно, массовых акций протеста не наблюдалось. Рабочий класс безмолвствовал. Все революционные традиции со временем растаяли, как весенний снег.
По сути дела, а вернее, по Марксу, это был уже люмпен-пролетариат!
Я не отметаю мысли, что во многом решающую роль сыграло то, что прилавки торговых палаток и магазинов тогда уже ломились от спиртного. А это, как мы помним, и было главным раздражителем политики Горбачева! Появились даже дельцы, которые наливали водку прямо на улице, - по 100 рублей за стакан, да впридачу маленький кусочек соленого огурчика с хлебом. Такую картину мне пришлось наблюдать не только в Приморье, но и в Петропавловске-Камчатском, а позднее, в 1994 году, в Санкт-Петербурге, у Балтийского вокзала, причем рядом с отделением милиции!
Идет человек с электрички на работу, а ему - хрясть! - И стаканчик с устатку подносят! Смотришь, - и настроение поднялось! Лафа, а не жизнь!
Причем в производстве и реализации спиртного царила почти полная энтропия. Водка была и в банках и в стеклянной таре и в пластмассовых бутылках. Заграничным коньяком торговали прямо в киосках! На этикетках могли написать: "Черная смерть", нарисовать череп с костями, хорошо шел спирт "Рояль", как его в простонародье называли. Хотя он и был технический, что потом выяснилось, а на Западе применялся для мытья труб! За милую душу потребляли и водку "Маккормик", а также ликер "Амаретто", в жестяных баночках, водку "Аврора" и "Барен".
В этот злополучный день мотористы с плавбазы "Авача" Котохин и Храмцов прибыли на борт "затаренные". Еще бы! Прошли те смутные времена, когда на трапе отбирали у команды бутылки, проверяли посылки от родни в рейсе, спиртное на берегу отпускали строго по талонам!
Эти представители машинной команды набрали в ближайшем киоске коньяка "Наполеон", для запивки растворимых напитков "Зуко" и "Юпи", вареной колбасы, а хлеб на судне не переводился. Мотористу Храмцову опыта было не занимать, в свое время он работал на плавбазе "Советская Камчатка". Это была старая посудина с паросиловой установкой, переданная от Тралфлота Камчатки Океанрыбфлоту. Судно с деревянными перекрытиями и переборками, послевоенной постройки. Храмцов Модест трудился тогда на нем матросом обработки. Плавбаза "Советская Камчатка" стояла на рейде одного из приморских портов, ожидая погрузки, а двое соседей Храмцова по каюте смотались на берег за спиртным. В стране свирепствовало антиалкогольное законодательство, но наши герои купили с рук 3-х литровую банку самогона и притащили это добро на пароход.
Вот тут-то у Модеста возникло опасение, что самогонка слабенькая, не отвечает качественным показателям…"Добытчика" Иванидзе это возмутило до глубины души:
Слушай, дорогой! Как слабая? Да она же крепче чачи будет! Сейчас докажу!
С этими словами Тенгиз налил на деревянные половицы огненной воды и его напарник Валико Цомая чиркнул спичкой! Обладая хорошей текучестью, жидкость огненными струйками тут же коснулась штор, деревянных шконок (кроватей), пламя перекинулось на стены, загорелись полы и дверь. Перепуганные недотепы распахнули дверь и бросились на палубу в пылающей одежде с истошными воплями. За ними катился огненный вал! В это время, как рассказывают очевидцы, в каюте стармеха собрались посудачить, приехавшие в гости жены старпома, второго помощника и старшего механика. Молодые женщины, узнав о стоянке судна, прилетели к мужьям с Камчатки. Иллюминатор на палубу был маленький и задраен, за дверью шумел огненный смерч, дым разъедал глаза, першило в горле. Но все пути к жизненному пространству были отрезаны! Тогда морячки, взявшись за руки, запели! Говорят, что слышно было слова песни про крейсер "Варяг". Потом все смолкло и заволокло дымом. Головотяпство отдельных лиц привело к неоправданным людским жертвам, не говоря уж о материальных потерях. Пожар тушили с воды. Надстройка плавбазы выгорела очень основательно. Судно списали на металлолом.
Вот один из этой троицы, а именно Храмцов Модест и сидел теперь с мотористом Котохиным в каюте, открывал консервы, резал хлеб, консервированные огурцы. Котохин Андрей цокал языком от удовольствия, рассматривая бутылку "Наполеона" емкостью 0,7 литра.
- Ты знаешь, Модест, в советское время я только слышал об этом диковинном напитке, а сейчас бери свободно, хоть ящик в ближайшем киоске! - восхищался он. В это время к ним без стука вошел 4-й механик Путинцев Петр. Он уже много лет ходил в море, но все никак не мог сделать себе карьеру. Только назначат 3-м механиком, как тут же пьянка и срыв! Неоднократно теряя должность, меняя экипажи, Петя давно опустил руки. А зря! Мужик толковый и юморной. Зная свою слабость, он вывесил в каюте проживания такую поэтическую надпись:

Вино не только друг, вино - мудрец:
С ним разнотолкам, ересям - конец!
Вино - алхимик: превращает разом
В пыль золотую жизненный свинец!

Омар Хайям

Петр когда-то учился со мной на одном курсе Дальрыбвтуза, имел двоих детей на берегу, хорошо знал механизмы, свое заведование. Но зеленый змий был сильнее воли.
- Я тут в солидоле по машинному отделению ползаю, понимаешь, а они Бонапарта решили раскупорить! - засмеялся неожиданный гость.
- Чуешь дармовщинку, шеф? - прищурился Модест. В его голосе не слышалось никакой обиды. Он частенько стоял на вахте вместе с Путинцевым в рейсе.
- Что-то на дне коньяка осадок, какие-то хлопья плавают! - с иронией заметил механик.
- Может, я водочки притащу сейчас, "Аврора" называется? Мягкая, чистая, господь прошелся босиком?
- Да брось ты, пожалуйста! Какие хлопья? Это от бочки, выдержанный ведь он! Французы дерьмо не подсунут! - Котохин тем временем деловито налил присутствующим по полстакана.
- Ну, что, - вздрогнем?
Богатство русского языка неповторимо! Слово "выпить" можно услышать в самых неожиданных интерпретациях! Это и "вздрогнуть" и "дернуть" и "тяпнуть", а также "вмазать", "врезать", "квакнуть", "крякнуть", "хряпнуть", загужбанить", "засандалить", "пригубить". Воистину народная фантазия не имеет предела!
- Выпьем за Родину, выпьем за Сталина, выпьем - и снова нальем! - Путинцев ловко влил в себя коньяк и наколол кусок соленого огурца.
- Хороший тост, политический! - скрипуче засмеялся Модест Храмцов, захватывая ложкой зрелую фасоль в томате из банки.
- Кто у нас виночерпий сегодня, а то мне на вахту бежать нужно! - поторопил компанию Петя.
- Это точно, между первой и второй перерывчик небольшой! - Андрюша Котохин плеснул в стаканы еще коньяка, поглядев на собравшихся собутыльников:
- Кто не с нами, тот против нас!
Собственно, против, никого и не было. Этот, с позволения сказать, коньяк поглощался быстро и незаметно. У Путинцева была особенность, когда он доходил до кондиции, ему все время хотелось толкать тосты, а потом сплясать на столе! Вот и теперь, уже по третьему кругу он высокопарно произнес:
- Выпьем за то, чтоб у нас все было и нам за это ничего не было!
- Трудом пламенным не наживешь палат каменных! - вдруг добавил молча жующий фасоль Храмцов, и он был, в какой-то мере прав!
Лица выпивох раскраснелись, языки стали заплетаться, в ход пошла вторая бутылка напитка. Путинцев и думать забыл, что ему нужно на вахту, как-никак моторист с котельным машинистом остались одни, а стармех сказал, что котел нужно останавливать на профилактику. Однако у Петра уже блестели глаза, и он был в своем амплуа:
- Мужики, хотите, прямо сейчас станцую Камаринскую! Музыки не надо, просто хлопайте в ладоши!
- Семеныч, ты что, того? Начальство услышит, задаст тебе трепки! - сумел-таки выдавить из себя Храмцов.
- И то верно! Лучше сходи к себе за чайником, по последней выпьем и побалуемся чайком! Не идти же нам такими нарисованными в столовую команды? - резонно заметил Котохин.
- У нас же у всех в рейсе электроприборы конфисковал этот злыдень - 5-й помощник (помощник капитана по пожарно-технической части) Рик! Ни дна ему, ни покрышки!
- Последняя у попа жена была! Я еще бескозырку (бутылка водки с алюминиевой пробкой, с язычком - нар.) принесу! - вскипел механик, ему явно хотелось еще "залудить".
Храмцов потянулся к тумбочке за сигаретами "Прима", для этого хотел встать и, вдруг, вскрикнул, прикусив язык от боли.
- Я не могу подняться, ноги ватные, в спине прострел! - несвязно забормотал моторист. У бедняги посерело лицо, приобрело землистый оттенок. Начались приступы тошноты.
- Слушай, а не Наполеоном ли мы отравились все? Я тоже стал себя неважно чувствовать! - потерянным голосом прошептал на ухо Путинцеву Котохин.
В это время в каюту постучали. Вошел старший дизельный механик Каратков:
- Что это у вас творится? Почему 4-й механик не на вахте? Уберите со стола пустые бутылки, иначе никогда не будете богатыми! - как бы промежду прочим, заметил Анатолий Иванович.
Эта примета давно существует в нашем народе. А корни ее уходят, кстати, к Наполеону Бонапарту. В 1814 году союзники разбили Наполеона и вошли в Париж. Русские казаки заполонили тамошние трактиры и бистро. Как известно, наши соотечественники "не любили выпить". Французские рестораторы не считали бутылки, подаваемые на стол, зато они пересчитывали пустую тару на столе. Этим и воспользовались находчивые казаки и стали прятать бутылки под стол, в целях экономии!
Между тем стармех заметил корчившегося в углу, на диванчике Модеста:
- Что, прихватило? Почему такой бледный, аж губы побелели? - Анатолий Иванович попытался поднять моториста, чтобы помочь добраться до койки, но тот закричал от внезапно подступившей боли.
Недолго думая, Каратков вызвал через мостик по трансляции старшего врача в каюту мотористов "В-106".
Старший врач - хирург Краснер Петр Михайлович был родом с Украины из города Белая Церковь. Мужчина представительный, с харизмой, член партии с большим стажем, партбилет оставил храниться при себе, не поддался искушению в конце 80-х выйти из КПСС. Бригада врачей в его подчинении на судне работала слаженно, атмосфера в рейсе установилась нормальная, хотя эскулапы были разных возрастов и национальностей.
- Ну, батенька, задерите рубашку, пожалуйста! Показывайте, где у вас болит? Здесь? Или, может быть, вот здесь? - доктор изучающее простукал пальцами спину пациента и вынес вердикт:
- Возможно, пиелоэктамия. Стреляющую боль в пояснице чувствуете?
Кровь в моче присутствует? Почечная колика может быть вызвана образованием камней в почках, или последствием простуды, либо рецидив после гриппа.
Котохин и Путинцев трезвели прямо на глазах, они внимательно прислушивались к словам доктора.
- А что это от вас такое амбре исходит, Храмцов? Какую гадость опять пили? - доктор с укоризной посмотрел на страдальца.
- Так то ж коньяк "Наполеон", Михалыч! Прямиком из Франции! -вмешался до того молчавший Котохин.
- Вот это, что ли? - врач брезгливо взял двумя пальцами за горлышко пустую бутылку, валявшуюся под столом и бросил ее в мусорное ведро.
- Прямиком из подвала, самодел, намешали, черт его знает что, на дне какие-то крошки лежат! Как там, в народе говорят? "За вкус не берусь, а горячо сварю!"
- Я пойду на вахту, наверное? - обратился 4-й механик к Караткову.
- Какая тебе работа! Иди, проспись, танцор! Я постою за тебя вахту и с котлом заодно разберусь! - приказал стармех тоном, не терпящим возражений.
Старший врач что-то отметил в своем журнале, заполнил какой-то бланк и заявил:
- Модест Петрович, вам необходима госпитализация! Я вызову санитарный катер на рейд, вас отправят в больницу, там определят точный диагноз и назначат курс лечения. Больше не пейте эту белиберду из киосков! Она могла спровоцировать почечную колику!
- А вы, Котохин, помогите одеться больному, потом за носилками сходим! Анатолий Иванович, дадите двух хлопцев в помощь? - обратился Краснер к стармеху.
Без проблем, Петр Михайлович! - кивнул стармех.
Забегая вперед, скажу, что, в конце концов, Храмцову удалили обе почки, и он был вынужден бросить навсегда море, так как регулярная процедура диализа привязала его к больнице на всю оставшуюся жизнь! Возможные причины тому перенесенная им в море тяжелая форма гриппа (могло быть осложнение) и, по словам самого Модеста, он простужал почки, когда работал лифтером на плавбазе "Орочон". В шахте лифта постоянные сквозняки: в трюме минус 50, а в рыбозаводе плюс 20 градусов!
На моей памяти, однажды, слесарь Власов Рудольф всю смену(10 часов) проработал в шахте лифта, где ремонтировал натяжные станции и соединял порванную цепь, стоя по щиколотку в холодном рассоле из разбитых бочек с сельдью. Вечером, после работы, уставший и разбитый, Рудольф завалился спать, как убитый. А утром не смог устоять на ногах, чувствовал только пятки! В дальнейшем печальный итог - ампутация почти всех пальцев на нижних конечностях и пожизненная инвалидность.
К чему я это говорю? Потому что в море, в период промысла, особенно в северных широтах Тихого океана, рыбаки зачастую попадают в экстремальные ситуации. Как в той известной песне поется:
"Наша служба и опасна и трудна!"
Кстати, доктор Краснер отличался от остальных врачей тем, что с удовольствием проводил лекции в столовой команды, умел держать внимание аудитории. Любимый конек в его тематике лекций - профилактика профзаболеваний в море. От него, например, я узнал, что рыбообрабатывающий агрегат "ИНА-115", служивший на плавзаводах для автоматической укладки рыбы в банку, очень вреден для женщин- операторов, сидящих на рабочей площадке агрегата и подправлявших торчащие с банки рыбки. Постоянная вибрация машины приводила к бесплодности большинства женщин через 5-6 месяцев такой работы. А виброукладчики сельди в бочку тоже вредоносны, так как уровень шума в них превышал допустимый в 2-3 раза, смотря сколько, виброукладчиков работало!
Еще несколько дней экипаж лихорадило, пока стояли в порту Находка. Беспорядочное, хаотичное производство и реализация алкогольной продукции по стране привела к самым тяжелым последствиям: стали распадаться семьи, люди лишаться крова, подскочила статистика преступлений на почве пьянства, аварий на дорогах и многое другое. Потребовалось целых 15 лет, чтобы как-то упорядочить это дело, ввести госучет и контроль над производством и потреблением спиртного.

Назад