Назад

МЕСТЬ "МОРСКОГО ВОЛКА"

Работая на пароходе "Сима" в 1947 г. матросом, стоял я вахты со вторым помощником капитана Семеном Васильевичем Чуприной. По уставу второй помощник с судовыми тальманами принимал в порту груз и при выгрузке сдавал его представителям берега. В то время очень строго спрашивали за сохранность груза. Если обнаруживали хищение или недостачу, весь экипаж автоматически лишался премии. Поэтому надо было внимательно следить при приемке за целостностью ящиков и другой тары. Семен Васильевич хорошо организовал работу тальманов, и результаты не замедлили сказаться.
На нашей вахте подошел на рейд и стал под выгрузку пароход "Ительмен". Командовал им в то время капитан Василий Тимофеевич Войтенко - колоритнейшая фигура и первоклассный специалист. Выделялся он и внешне - был за добрую сотню килограммов весом. В свое время долго работал в Дальневосточном пароходстве, командуя крупнейшими судами: "Шатурстрой", "Луначарский", "Мичурин". Пользовался Василий Тимофеевич славой еще и как человек крутого нрава. За нарушения уставных положений спрашивал строго, но справедливо.
Как-то рассказал мне Семен Васильевич следующую историю, связанную с Войтенко:
"В 1946 г. я работал на "Якуте" вторым помощником. Капитаном на нем был Иван Иванович Козин (фамилию я изменил. - Авт.), молодой человек, растущий специалист. Командовал он судном недавно. И вот как-то мы встали на рейд Кировска под выгрузку. А там уже заканчивал прием рыбопродукции на Владивосток пароход "Ительмен". Но на переход до Владивостока ему не хватало воды. Поэтому управление дало команду "Якуту" поделиться водой с "Ительменом".
"Якут" имел водоизмещение раза в полтора меньше "Ительмена", и поэтому все ожидали, что по традиции "Якут" снимется с якоря, подойдет к "Ительмену" и даст тому воду. Но неожиданно закапризничал Козин: "Ительмену" надо воду, вот пусть Войтенко и подходит. Это было, конечно, нарушение флотских традиций, к тому же Войтенко был почти вдвое старше Козина. А на флоте всегда старшие по возрасту пользовались уважением младших.
Но не на этот раз. Войтенко выбрал якорь и пошел на швартовку. Возмущен он был, конечно, до глубины души. После приема воды (я в это время стоял на мостике), когда Войтенко дал команду отдать все концы, он погрозил пальцем Козину и сказал: "Ну, сопляк, запомни старую истину: море широкое, а дорога узкая. Долг платежом красен"".
Дальше произошли события поистине удивительные.
В начале 1948 г. решением группы Министерства рыбной промышленности пароход "Сима" поставили на регулярную линию Владивосток - порты Японии. В Японии "Сима" брала, кроме груза в трюмы, катера на палубу и несколько суденышек на буксир. Капитаном "Симы" назначили Козина, а Семена Васильевича Чуприну - старшим помощником. Надо сказать, что на загранплавание потребовались визированные моряки, и экипаж "Симы" перетрясли основательно. Из старой команды почти никого не осталось. Это было обычным для того времени явлением. Работалось на линии несравненно интересней, чем собирать рыбу по побережьям Камчатки. Экипажу шла валюта, питание по нормам загранплавания. На столе почти в неограниченном количестве появились свежие фрукты.
Но к осени 1948 г., к всеобщему удивлению, на "Симе" сменили капитана. Вместо Козина судном стал командовать капитан Филиппов.
В 1950 г. я в Петропавловске встретился с Семеном Васильевичем Чуприной. Он рассказал, что работа на "Симе" на загранлинии всем очень понравилась. Все-таки плавания совершались между оборудованными портами, где суда хорошо обслуживали. Голова о снабжении и питании не болела совершенно. Все подвозилось к борту в назначенное время. Хорошо оплачивались погрузка, перевозка катеров на палубе и их буксировка. Я поинтересовался, почему же Козин ушел с "Симы", ведь рейсы-то в самом деле были интересные и денежные. И получил неожиданный ответ: "Конечно, от таких рейсов никто никогда не откажется. А причиной его ухода был Василий Тимофеевич Войтенко".
Тут читателю надо дать некоторое пояснение. С 1948 г. по приказу Минрыбпрома началась проверка знаний плавсостава. По портам издавались приказы и назначались аттестационные комиссии. В комиссии входили, в основном, резервные капитаны и механики. На стоявшие в порту суда приходили работники порта и объявляли комсоставу о времени проведения аттестации.
Так произошло и на этот раз. И надо же было такому случиться - членом аттестационной комиссии оказался Василий Тимофеевич Войтенко. Он немного запоздал, а когда появился, аттестацию сдавал Козин. Мужик он был, в общем-то, неглупый, окончил техникум, сдал экзамены на штурмана дальнего плавания и имел рабочий диплом капитана дальнего плавания.
И вот, уже под занавес, председатель комиссии спросил Войтенко, будут ли у него вопросы к аттестуемому. Тот ответил, что будет пара вопросиков. Какие вопросы задавал Козину Василий Тимофеевич, Чуприна не слышал, но после работы комиссии председатель сказал: "Извините нас, товарищ Козин, но мы вам доверить командование "Симой" в ответственных загранплаваниях не можем". И на другой день в командование "Симой" вступил капитан Филиппов.
Вот так Войтенко наказал молодого капитана за неуважение флотских традиций.

Назад