Назад

"ОРОЧОН" - ПАРОХОД ХОРОШИЙ…

Эта фраза взята из жизни старого Камчатрыбфлота, из 1951 г. Радист Вася Ворона, находясь в резерве, пришел за назначением к начальнику отдела кадров Камчатрыбфлота Арефу Александровичу Белякову. На тот момент заявка на пополнение кадрами была только с "Орочона", куда нужно было направить радиста. Обратившись к Арефу Александровичу, Вася сказал:
- Ареф Александрович! Я пришел из резерва за назначением. У вас, кажется, есть место на "Орочоне"?
То ли Ареф Александрович был не в духе, то ли еще была какая-то причина, но он ему ответил:
- "Орочон" пароход хороший, но я тебя на него не пошлю.
Обиженный Вася ему в ответ:
- А я туда еще и не пойду!
- Если пошлю, то пойдешь! Татьяна Филипповна, напишите ему направление на "Орочон".
Татьяна Филипповна Наливайко, бывшая в то время его помощником, немедленно выписала направление на "Орочон". Через пару часов Вася уже ступил на палубу парохода в качестве полноправного члена экипажа.
"Орочон" - один из первых пароходов АКОфлота, построен в Японии в 1919 г. Был продан в США, а в 1930 г. его приобрел создаваемый АКОфлот. В конце лета 1930 г. "Орочон" под командованием капитана дальнего плавания Н. В. Ушакова прибыл в Петропавловск. Тогда он был самым большим пароходом флота с грузоподъемностью 5 100 тонн и скоростью хода восемь миль в час.
Во время стоянки в Америке экипаж на свои деньги купил трактор и привез его в Петропавловск. Трактор как подарок вручили вновь созданному совхозу "Пограничный". Совхоз был организован из демобилизованных пограничников, поэтому и получил такое название.
Пароход долгое время был флагманом АКОфлота, зачинателем добрых дел. С него вышло очень много специалистов флота. На "Орочоне" старшим помощником в 1935 г. работала Анна Ивановна Щетинина, позже известный капитан дальнего плавания. На нем же в 1934 г. трудился также старшим помощником и знаменитый капитан Анатолий Александрович Качарава. Это под его командованием в годы войны в Заполярье пароход "Александр Сибиряков" вступил в неравный бой с фашистским крейсером. Об этом снят кинофильм и написана повесть. В последние годы жизни Анатолий Александрович работал начальником Грузинского пароходства.
В один из военных ремонтов в США в бридждеке построили хорошие жилые помещения. Имея хорошее жилье, команда держалась за судно. Им командовали такие известные и знаменитые капитаны, как уже упомянутый Н. В. Ушаков, Г. И. Александров, А. И. Дудник, А. Е. Миронов.
С января 1944 г. "Орочон" возглавлял капитан дальнего плавания А. А. Гринько. Под его руководством пароход в августе 1945 г. высаживал десант на Курилах. Как капитан Алексей Андреевич был очень смелый и рискованный.
Позже "Орочоном" командовал Анатолий Андреевич Гимильштейн, прекрасный организатор. Под его командованием судно добивалось больших производственных успехов. После списания судно продали на металлолом в Японию. По иронии судьбы "Орочон" попал на переплавку в тот порт, в котором был построен. После его списания в Польше создали новую плавбазу, которой присвоили имя "Орочон". Но нет ее сейчас в списках флота: тоже списана по старости.
С "Орочоном" связана интересная история. Оказывается, он принимал некоторое участие в испанских событиях в 1937 г. Вот как мне довелось об этом узнать.
В 1947 г. в Морском агентстве АКОфлота на Китайской улице во Владивостоке я увидел на стене картину. На ней был изображен "Орочон". На полотне, написанном будто бы с натуры, было видно, что он находится в серьезном положении. Судно, как говорят моряки, в полном грузу, а на море - сильная зыбь, волны перекатываются через палубу. Картина стала достопримечательностью агентства, и когда его контору перевели в другое место, то и полотно также перевезли, и оно висело в одном из лучших кабинетов. Из любопытства я стал интересоваться: кто же ее автор?
Один из старых моряков АКОфлота рассказал мне, что картину написал бывший матрос "Орочона" Валентин Колобов. Этого человека я знал.
Валентин Колобов окончил Владивостокскую школу мореходного обучения в тридцатых годах вместе с известными впоследствии капитаном Леонидом Кужелем и старшим механиком Дмитрием Винтовкиным. Впоследствии Колобов работал штурманом и капитаном, кроме того, он имел незаурядные способности художника. Он оформил Доску Почета на "Орочоне", сделал обрамление для стенной газеты. Так что сомневаться в авторстве картины не было оснований.
Прошло много лет. Будучи осенью 1984 г. во Владивостоке, я зашел в гости к Алексею Андреевичу Гринько. На стене в его квартире я увидел фотографию довольно крупных размеров, на которой был изображен пароход "Орочон" в бушующем море. Причем точно так же, как на картине из морагентства. Удивляться тому, что у многих моряков на стенах висят фотографии любимых судов, не приходится. Ведь судно для них - это частица жизни, вместившая в себя множество памятных событий. Меня удивило другое. На фотографии были видны буквы латинского шрифта: "WNA, gross st, s/s "Orochon"". В переводе: "Зимняя Северная Атлантика, сильный шторм, пароход "Орочон"".
Сразу возникло много недоуменных вопросов. Ведь суда АКОфлота до войны в Европу не ходили, за исключением "Эскимоса", который возил рыбные консервы в Англию. А каких-либо разговоров среди моряков о том, что "Орочон" был в Европе, слышать не доводилось.
Алексей Андреевич пояснил, что по имеющимся у него сведениям "Орочон" ходил в 1937 г. в республиканскую Испанию. При подходе к порту назначения, в Бискайском заливе его застиг сильный шторм. Поскольку в это время шли боевые действия, то подходы к портам контролировались военной авиацией республиканцев. Вылетевший на разведку республиканский летчик своевременно обнаружил "Орочон" и даже сфотографировал его. Судно благополучно пришло в республиканский порт и стало под выгрузку. Через пару дней на борт поднялся испанский летчик, "камарадос", и вручил капитану "Орочона" несколько снимков парохода в бушующем море.
Если это так, то читателям было бы интересно узнать более подробно об этом рейсе. Оказывается, в то тревожное время моряки Камчатки тоже выполнили свой пролетарский интернациональный долг, протянув руку помощи республиканской Испании. Конечно, выяснить сейчас подробности того похода и найти его участников очень трудно, если вообще возможно. Такие рейсы по вполне понятным причинам широкой огласке не подлежали. Но, возможно, при помощи читателей мы узнаем, как проходил этот необычный рейс, кто был капитаном "Орочона", а, возможно, и фамилию летчика. А сегодня можно сделать, кажется, только один вывод: В. Колобов написал свою картину именно с фотографии республиканского пилота.
Примечание редактора. Гражданская война в Испании началась летом 1936 г., завершилась весной 1939 г. СССР с октября 1936 г., преодолевая морскую блокаду, оказывал республиканскому правительству Испании помощь продовольствием, медикаментами, оборудованием, вооружением. Только в 1936 г. советские люди собрали 61,6 млн рублей помощи, а правительство СССР предоставило республиканцам кредит на сумму 85 млн долларов.
Об участии в этой работе судов АКОфлота данных не обнаружено. Что касается "Орочона", то по тем документам, которыми мы располагаем, во второй половине 1936 г. он работал на Камчатке, зимой 1937 г. стоял в ремонте, осенью 1937 г. ходил в Японию, в декабре 1937 г. находился в Петропавловске. Здесь он стоял в консервации до апреля 1938 г., а в октябре 1938 г. вновь пребывал в Петропавловске в крайне плохом техническом состоянии, ремонтировался до июня 1939 г. Тем не менее, некоторое отношение этот пароход к испанским событиям все же имел.
30 августа 1937 г. у берегов Алжира эсминец мятежников потопил советское судно "Тимирязев", спустя два дня - 1 сентября 1937 г. - в Эгейском море подводная лодка атаковала пароход "Благоев". 4 сентября 1937 г. на "Орочоне" получили известие об их гибели. Общее собрание экипажа послало "свое проклятие обнаглевшему кровавому фашизму", прося советское правительство "принять решительные меры пресечения бандитских налетов на советские торговые суда". Моряки приняли на себя обязательство: досрочно выполнить снабженческий рейс, взять полный груз рыбопродукции и отчислить однодневный заработок на постройку более мощного теплохода взамен потопленного.

Назад