Назад

ОТКАЗ МОЖНО ОТРЕЗАТЬ

Шел февраль 1966 г. Подходила к концу выгрузка в Кихчике. Море уже затянуло льдом. Нам нужно было следовать на север, в Ичу. И тут ко мне обратился с просьбой директор Крутогоровского рыбокомбината:
- Тимофей Михайлович! Наш катер "ЖК" уже два месяца находится на работах в Кихчике. Сейчас у него вышел из строя двигатель. Его надо прибуксировать сюда, в Крутогорово, все-таки здесь у моряков семьи. Да и катер нужно ремонтировать.
- А почему вы не попросите аварийно-спасательный буксир Сахалинрыбпрома "Декабрист"? Он здесь как раз патрулирует и эту работу сделает в два счета.
- Да сделает-то он ее сделает. Но ведь он возьмет за эту работу столько, что разденет и разует комбинат полностью. Ведь у него очень высокие расценки.
- Ну, а нам-то вы что-нибудь заплатите?
- А как же!
- Я вас прошу учесть, что идти мне по пути в Ичу. Но дело в том, что обстановка ледовая, а у нас судно транспортное и буксирной лебедки нет. Поэтому при необходимости, когда мы застреваем во льду, нам приходится выбирать буксир вручную, в ледяной воде. А это очень тяжело.
- Я вам гарантирую оплату экипажу в размере двухнедельного оклада!
- Ну ладно. Давайте радиограмму с просьбой о буксировке, чтоб все было официально, и мы приступаем к работе.
Через час радиограмма лежала у меня на столе: "Капитану ТХС "Мизар" Кривоногову. Просим взять на буксир катер "ЖК" и доставить в Крутогорово. Оплату в пределах двухнедельного оклада гарантируем".
Расстояние до Крутогорово невелико. На следующие сутки катер доставили по назначению. Документы на буксировку были оформлены с соответствующими подписями и печатями. Дело оставалось за малым - получить эти деньги. Но это оказалось сделать не так-то просто.
По приходе в порт пошел в бухгалтерию. Там получил указание: "Идите и утрясите это дело в службе мореплавания".
Пришел я к капитану-наставнику С. И. Пронину. Показал все оформленные документы. Он их посмотрел и сказал, что надо получить визу начальника отдела флота Камчатрыбпрома В. Г. Очеретина.
Там меня неожиданно огорошили. Дело в том, что накануне вышел приказ по Минрыбхозу, завизированный отделом труда и зарплаты. Отныне оплата за буксировку и другие работы в рамках одного ведомства отменялась. То есть, теперь наш экипаж не мог получить денег за работу, выполненную для рыбокомбината, поскольку все мы относились к одному ведомству - Камчатрыбпрому.
В. Г. Очеретин взял мое соглашение на оплату с директором рыбокомбината и наложил резолюцию: "Отказать". Возмущаться и что-то доказывать было бесполезно. Получается, мы оказали рыбокомбинату просто дружескую услугу.
И тогда у меня мелькнула мысль: а не попробовать ли еще один вариант? Резолюция "Отказать" была написана в верхней части листа с нашим соглашением. Мне ничего не оставалось, как отрезать эту строчку.
С чистым соглашением я опять прибыл к С. И. Пронину.
- Ну, как дела? - спросил он.
- Все в порядке. Начальство вмешиваться не стало. Очеретин сказал, что раз вы с директором договорились, то и выставляйте сами счет рыбокомбинату.
Пронин всему сказанному поверил и дал команду в бухгалтерию. Счет был выставлен, и через неделю экипаж получил заслуженное двухнедельное вознаграждение.
Вот так приходилось "выдирать" свои кровно заработанные деньги из управления флота.

Назад