Назад

КАПИТАН СТАЛ СУДОВЛАДЕЛЬЦЕМ

В 1972 г. мне пришлось на транспортном рефрижераторе "Паратунка" перевозить соленую осеннюю охотоморскую сельдь в порт Маго. Этот порт расположен выше Николаевска-на-Амуре. Там сельдь перегружали на суда Амурского речного пароходства и доставляли в Хабаровск. В устье Амура мы брали на борт лоцмана и следовали до Маго под его проводкой.
С одним из лоцманов, Николаем Ивановичем, пришлось познакомиться поближе. Любил он рассказать про свое житье-бытье. Узнал я от него, что зимой их на командирской учебе обучают японскому языку. За три года занятий он уже мог довольно-таки сносно объясняться с японцами.
Следовать приходилось против сильного амурского течения, что, естественно, замедляло наш ход. Нас постоянно, "как стоячих" обгоняли японские суда. На глаз, они имели скорость узлов четырнадцать - пятнадцать против наших девяти. Я спросил Николая Ивановича в шутку, есть ли японские суда, которые имеют скорость меньше нашей. И вот что он мне рассказал:
"А ты знаешь, ведь мне приходилось проводить такого могиканина целую навигацию. Ох, и намучился я с ним! Расскажу тебе о нем подробно.
Этот пароход - "Сойя-мару" - имел грузоподъемность примерно две с половиной тысячи тонн. Его капитан Мацумото очень давно работал в судоходной компании. И вот Мацумото поделился со мной секретом, что ему должны к закрытию навигации на Амуре подарить этот пароход. Как я убедился, человек этот был за дело болеющий, практичный, очень бережливый и расчетливый.
Проводить "Сойя-мару" было муторно. Против течения он еле выгребался, времени на его проводку тратилось много. И, как на грех, вести его чаще всего приходилось мне.
С закрытием навигации я распрощался с капитаном и пожелал ему всех благ, а больше всего Капитан получения в подарок парохода.
И вот весной следующего года с открытием навигации мне поступила заявка проводить именно "Сойя-мару". Чертыхнувшись, я вышел к нему навстречу. Поднявшись на борт, я, как всегда, дал команду "Полный вперед". К моему великому удивлению, корпус парохода задрожал, и пароход понесся со скоростью миль пятнадцать в час.
Удивленный, я обратился за разъяснениями к Мацумото. Улыбающийся капитан показал мне на корабельную трубу и машинное отделение и объяснил, что компания ему действительно подарила пароход. А он за зиму поставил его на судоверфь в ремонт. Корпус парохода сохранился хорошо, а машину пришлось капитально переоборудовать. Котлы и паровую машину выбросили, поставили дизель. И так удачно это сделали, что теплоход сейчас имеет скорость пятнадцать миль в час.
С приобретением "Сойя-мару" пришлось влезть в долги, и теперь предстоит работать круглый год. На зиму придется становиться на австралийскую или шанхайскую линию.
Следующей весной Мацумото при встрече сказал, что на фрахте за лето и зиму хорошо заработал и купил при случае второй теплоход. А когда купит третий, то будет уже арматором, наймет третьего капитана, и будет сидеть в конторе и руководить созданной новой компанией.
Прошел еще год. Снова "Сойя-мару" пришел за лесом. На мостике стоял уже молодой капитан. Он передал мне сердечный привет от Мацумото. Рассказал, что тот уже на берегу и руководит работой трех своих теплоходов, передал от него гостинец - корзину яблок. Просил оказывать содействие в проводке его судов. Я искренне пожелал ему всего доброго и был очень рад за процветание его молодой фирмы".

Назад