Назад

РЖАВЕЮЩИЙ ФЛОТ

Некоторое время тому назад по центральному телевидению показали интересную передачу. Речь в ней шла о том, что в портах Дальнего Востока скопилось очень много затопленных и полузатопленных плавсредств. Суда эти ржавеют, выделяют из емкостей остатки нефтепродуктов. Показали бухту Улисс под Владивостоком. Это прекрасное место настолько захламлено, что просто не верится, что можно довести до такого состояния столь чудесный уголок природы. В заключение ведущий сказал, что на очистку акватории нет ни копейки денег, но даже при полной очистке бухты в ней нельзя будет купаться еще лет пятнадцать. И в таком плачевном состоянии пребывают все бухты и гавани нашего Дальнего Востока. Похожая ситуация и в портах Балтики, Каспия и даже Арала. Чтобы обратить в такое состояние нашу природу, надо не просто ее не любить, а ненавидеть.
В одной из местных газет было опубликовано письмо читателя, в котором он рассказывал о том, что живет на судоверфи и видит, что в бухте Раковой уже несколько десятилетий гниют десятки судов. Будут ли очищать бухту и убирать этот металлолом? Ответ был таким знакомым: на очистку акватории нет денег. Поначалу иностранные компании приобретали металлолом, а сейчас закупки сократили и стали меньше платить. Поэтому нам стало невыгодно его по такой цене продавать. Таким образом, круг замкнулся. А ведь, казалось бы, при такой ситуации, чтобы очистить акваторию, надо пойти даже на то, чтобы доплачивать иностранцам. Ведь из существующего положения надо выходить, невзирая на затраты.
Читатели той статьи узнали и такой интересный факт. Несколько лет назад корейский предприниматель решил закупить у нашего торговца партию металлолома. Будучи человеком осмотрительным, он решил убедиться, что покупает. Прилетел в Петропавловск. Здесь продавец привез его к огромной куче ржавеющего металла, заявил, что это его собственность и предложил заключить сделку. Даже фотографию на этом фоне на память сделали. Уверенный в сделке покупатель прибыл в Корею, взял крупный кредит в банке, для чего заложил принадлежавший ему магазин и дом. Взятые в долг доллары перевел продавцу металлолома. Но напрасно корейский бизнесмен ждал купленный металлолом. Не получил он ни ответа, ни привета. Обеспокоенный бизнесмен прибыл в Петропавловск. Здесь, к своему ужасу, он обнаружил, что разорен. Та куча металлолома продавцу никогда не принадлежала, и, соответственно, получить ее бизнесмен не мог. Его заложенное имущество удержали за долги. А за мошенничество недобросовестного продавца не сумели привлечь к уголовной ответственности. Наши несовершенные законы не смогли защитить иностранного предпринимателя.
Много лет назад мне приходилось участвовать в продаже нашего судна на металлолом в Японию. Поэтому я видел, как это происходит "у них". Торги проходили в Находке. Камчатский лесовоз "Петр Соловьев" продавали японской фирме "Кехо Тсусе". Надо сказать, что эта фирма закупает металлолом по всему миру. Для успешной работы она имеет солидное количество инженеров-кораблестроителей. Они прибывают на торги в какой-либо порт, очень тщательно осматривают продаваемый пароход, устанавливают количество цветного металла, имеющегося на судне, так как от этого зависит его цена. Затем определяется срок доставки проданного парохода в порт разделки за счет судовладельца. Если будет задержка, то судовладелец платит неустойку.
В порту Осака, куда "Петр Соловьев" пришел своим ходом, мы познакомились с руководством фирмы. Наш экипаж поселили в гостинице. Обслуживали в ней на высоте. Среди служащих обращал на себя внимание высокого роста пожилой японец. Звали его на русский манер Владимир Владимирович Яно. Скажу несколько слов об этом интересном человеке. Во время войны в 1945 г. его призвали в армию, он попал в плен, где пробыл несколько лет. Работал рабочим на постройке владивостокского Дальрыбвтуза, подружился с русским прорабом, изредка подводившим его к киоску и угощавшим ста граммами. Из русской жизни ему нравилось только то, что рабочий в России мог послать своего начальника подальше. А по выражению Яно, в Японии этого делать было нельзя, могли возникнуть большие неприятности с полицией.
Так вот, Владимир Владимирович рассказал мне одну историю из своего личного опыта. До нас этой фирме сдавалось судно Сахалинского пароходства. На другой день утром экипаж должен был отправляться домой. Два члена экипажа решили провести последнюю ночь в домике с красным фонарем, хотя в кармане не имели ни единой иены. По простоте душевной они думали, что, раз денег нет, то и платить не придется. Но ребята жестоко просчитались. Утром, когда они уже хотели оставить заведение, были задержаны хозяйкой. Когда же она узнала, что у них нет денег, то, не мудрствуя лукаво, вызвала пару полицейских. Ребят препроводили в отделение полицейского участка, где им предложили заплатить за полученное удовольствие. Туда же вызвали капитана и В. В. Яно, как представителя фирмы.
Полицейский чиновник, войдя в курс дела, заявил, что пока капитан не внесет долг, экипаж не выпустят из порта. Но капитан тоже заявил, что судовая касса пуста. Яно сказал ему, что по его заявке может привезти ему хоть миллион, хоть два. Капитану ничего не оставалось делать, как дать заявку на деньги. Получив их из банка, капитан отдал долг хозяйке веселого домика. Но как капитан отчитывался по приходе в свой порт, трудно представить. Такие расходы в Сахалинском пароходстве, да и в других тоже, я думаю, не были предусмотрены.
Полицейский чиновник пояснил тогда, что полиция должна защищать владелицу заведения, как и любого гражданина, ведь она платит властям налоги и поэтому находится под защитой закона. И я думаю, в этой истории это и есть главная мысль. Понятно, почему тот незадачливый корейский предприниматель, разорившийся на несостоявшейся покупке металлолома, и подумать не мог, что его здесь так облапошат. Разное все-таки отношение у нас и у них к понятиям "договор" и "закон". И неудивительно, если с нашими ушлыми продавцами после таких историй никто не захочет иметь дело.
…Прошло уже почти тридцать лет, как "Петр Соловьев" был сдан на металлолом в Осаке. В этом громадном порту не увидишь ржавеющих судов. Переплавляют свои, да еще и закупают у других. Только в наших портах сдвигов очень мало. И первая причина этого катастрофического положения - отсутствие средств. Поэтому, раз не можете очистить порты своими силами, то отдавайте этот металлолом бесплатно! Думаю, меня поддержат многие здравомыслящие читатели.

Назад