Александр СМЫШЛЯЕВ. РЫБАКИ ОКЕАНА

Назад

Глава 6. После распада Камчатрыбпрома, а затем и СССР

Выход предприятий рыбной промышленности полуострова из состава Камчатрыбпрома начался с обращения рыбаков Тралфлота ко всем остальным предприятиям. Обращение появилось в первые дни 1990 года.
В нем говорилось:
"Уважаемые рыбаки БРХФ1 и БОР! Экипаж СРТМ "Городок" просит поддержать курс Базы тралового флота на выход из состава устаревшего, неперспективного объединения "Камчатрыбпром". Также просим поддержать требование справедливого распределения лимитов на добычу рыбы. Экономические санкции, применяемые в отношении БТФ2 генеральным директором В. П. Потапенко и администрацией Камчатрыбпрома, нельзя расценивать иначе, как попытку стравить наши коллективы.
Камчатка - наш общий дом, и от того, какими мы будем хозяевами, зависит судьба всей области, ее экология. Объединение рыбаков Камчатки необходимо, но не под руководством "доброго дяди", а на честных партнерских началах. Давление Камчатрыбпрома на Тралфлот началось не сегодня, а два года назад, после первой попытки перейти на самофинансирование. В результате потеряли прогрессивного начальника базы В. А. Зырянова, впали в немилость у объединения. Поневоле удивишься, как можно не иметь заработанных средств. Оказывается, можно, и от подобных случаев не застрахован никто, пока нашими доходами распоряжаются люди, заинтересованные не в благополучии основной отрасли полуострова, а в благополучных показателях. Лимиты, изъятые из БТФ, будут, скорее всего, перепроданы в КМПО3, как это делалось и ранее. Ни БОР, ни БРХФ выбрать вырезанную квоту не в состоянии, так как крупнотоннажному флоту нужен вал, и ни один рыбвод не даст ему разрешения на эксплуатацию берегового шельфа на малых глубинах. А БРХФ не наберет мощностей и специалистов для взятия изъятой трети плана БТФ" [1].
Письмо не было искрой, потому что огонь уже горел и без того, но он горел внутри предприятий. После же опубликования в печати вышеприведенного письма огонь вырвался наружу. Всюду началось активное обсуждение путей и возможностей выхода предприятий из состава производственного объединения "Камчатрыбпром".
Через несколько дней в той же "Камчатской правде" появилось мнение по этому поводу рыбаков Океанрыбфлота, высказанное судоводителем Р. Нургалеевым:
"Все ощутимей дыхание перестроечных процессов в стране. И на Камчатке рыбацкой тоже слышнее и смелее становится голос рабочего человека. Наверное, первыми доказали это рыбаки Океанрыбфлота, перейдя на вторую модель хозрасчета.
На прошедших профсоюзных рыбацких конференциях не один руководитель утирал пот со лба после жарких споров о путях решения наболевших проблем. А их - с избытком. Взять наш профсоюз, его аппарат. Судком, базком, обком рыбников - даже названия эти звучат как-то деревянно и приниженно. Но это одно. А другое - обком профсоюза у нас - целая административно-бюрократическая машина, способная похоронить в своих недрах любое полезное начинание. Начальства много, а пожаловаться некому. Потому-то рыбаки предлагают преобразовать обком профсоюза в координирующий орган - центр по оказанию помощи в экономическом и юридическом образовании профсоюзных работников предприятий в их нелегком деле защиты прав трудящегося человека, что имеет особое значение в нынешней чреватой конфликтами жизненной ситуации. Штат такого органа даже с учетом важности предлагаемых ему задач должен быть минимальным.
Сегодня назрела необходимость обязательного введения в штат базкомов юристов. Все знают, как трудно разобраться рабочему человеку в хитростях наших инструкций, определить законность принятых администрацией предприятия решений. Посмотрите, сколько их, карающих-то органов, развелось: администрация, совет трудового коллектива, совет экипажа, служба флотов, базком, обком. Но есть еще и сверхотдел в три штатные единицы - кабинет дисциплины. А ведь, скажем, у нас в Океанрыбфлоте имеется и отдел кадров, проявляющий не меньшее рвение во главе с зам. начальника базы по воспитательной работе тов. Кухарчуком. Зачем же столько надзирателей над взрослыми людьми?
Другое настоятельное требование многих рыбаков - немедленное выделение БОРа из состава Камчатрыбпрома в самостоятельное предприятие. Давно пора лишить диктаторских полномочий стоящий над нами административный аппарат. Камчатрыбпром надо преобразовать в представительный орган - совет директоров, где отношения должны строиться только на экономических договорных началах. Ну кому, скажите, нужен дядя, пусть даже родной, не вынимающий жадную, цепкую руку из кармана племянника?
Недавно В. П. Потапенко, генеральный директор Камчатрыбпрома, отвечая на вопросы Центрального телевидения, отметил, что отделение БТФ и других структурных предприятий может повлечь за собой новый рост управленческого аппарата, но уже внутри предприятия. Таково его личное мнение. Но ведь сейчас все существующие организации могут вполне работать самостоятельно, причем уже на принципиально новой, равноправной партнерской основе. Заинтересованность в конечном результате заставит их действовать эффективно. А для реализации дорогостоящих программ эти же предприятия могут создать свой банк на кооперативных началах. И уже никто не сможет без ведома безнаказанно отбирать у них многие миллионы рублей, за которыми - соленый пот рыбаков. Вот тогда почувствует себя хозяином не только наш начальник базы В. В. Топчий, но и каждый рядовой труженик" [2].
Да, много тогда было наивности, граничащей с глупостью. Но, видимо, это надо было пережить…
Раскачивая Камчатрыбпром, старясь отделиться от него, уйти в самостоятельное хозяйственное плавание, коллективы баз флотов придумывали что-то новое и внутри себя.
Так, в Океанрыбфлоте решено было в качестве эксперимента сдать БМРТ "Калар" в аренду экипажу. Капитан-директор "Калара" Ш. Х. Гульмухаметов согласился на эксперимент, настроил на него коллектив. После двух 100-суточных рейсов выявились недочеты этого дела, которые, собственно, поставили на такой аренде крест. Во-первых, ни БОР, ни тем более экипаж не являлись юридическими лицами с правами социалистического предприятия. Все деньги находились на счету у Камчатрыбпрома, и их никто так и не увидел, рыбаки получили зарплату по обычной социалистической схеме, да еще и с двухмесячной задержкой из-за разгоревшихся споров. Во-вторых, руководство базы после первого рейса в одностороннем порядке заменило на "Каларе" слишком ретивого, свободомыслящего капитана, его старпома и половину экипажа, отправив их на другие суда, как это делалось всегда. Люди возмущались, но ничего против этого сделать так и не смогли и вынуждены были подчиниться приказу.
Таким образом, БОР собственноручно угробил идею аренды на корню. Все еще мыслили по старинке, по привычке, рыночников не было совсем, тем более в экипаже не было и экономически грамотных людей - какая там аренда…
Генеральный директор производственного объединения "Камчатрыбпром" В. П. Потапенко высказался за то, чтобы собрать рыбацкий слет, как делалось это раньше, и на нем расставить все точки над "и", на нем попытаться решить многие проблемы на областном уровне. Но и в этом многие рыбаки увидели диктат "генерала" и воспротивились идее слета.
Революция будоражила умы, не давала людям мыслить трезво и взвешенно. Все хотели сломать и строить заново, но не ремонтировать. А руководство страны, наоборот, было нацелено на ремонт, на перестройку. Это противоречие и мешало всякому делу. Пойдя навстречу "пожеланиям трудящихся", высшее руководство Советского Союза взяло курс на демократизацию политической системы. В качестве главного направления было избрано повышение роли Советов, означавшее установление четкого разграничения функций между советскими и партийными органами, выражавшегося прежде всего в отказе партийных органов от выполнения хозяйственных функций. Высший орган Советской власти - Верховный Совет - был дополнен Съездом народных депутатов и превратился в постоянно действующий орган. Именно эти меры положили начало развалу политической системы СССР, поскольку именно партийная вертикаль обеспечивала реальное функционирование политической системы; советские органы были властью сугубо номинальной, а потому оказались не готовы к выполнению возложенных на них полномочий.
Но в конце 1989-го - начале 1990 года этого еще не знали, поэтому готовили выборы в Верховные Советы СССР и республик, в том числе РСФСР. Участвовать в выборах кинулись все - от дворников до первых секретарей. Депутатами Верховного Совета СССР от Камчатки и Корякии стали А. Г. Баленко, Е. Н. Кабанов, В. Н. Киселёв, В. В. Сватковский и В. В. Косыгин (Коянто). Депутатами Верховного Совета РСФСР были избраны С. Ф. Засухин, Е. И. Алаев, А. И. Абабко, Г. М. Ойнвид и Н. И. Солодякова.
Евгений Николаевич Кабанов работал в море на своем БАТМ "XXVII съезд КПСС", был далеко в Тихом океане, когда узнал, что выдвинут коллективом Океанрыбфлота и партийной организацией Камчатской области кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР. Пришлось ждать окончания рейса и только тогда, ступив на землю, почувствовать себя действительно кандидатом. Сразу же начались встречи с избирателями.
"Находясь месяцами в море, я не имел возможности читать камчатские газеты, - говорил Е. Н. Кабанов в одном из многочисленных газетных интервью, - а за это время в области, оказывается, произошли очень серьезные изменения в общественной жизни. 24-я областная партконференция приняла специальную резолюцию о дальнейшем развитии рыбной отрасли, признано, что сложившееся положение в ней далее нетерпимо. Как рыбак, коммунист, считаю - правильная оценка! Пора прекратить немыслимый промысловый прессинг на сырьевые ресурсы Берингова и Охотского морей. В ряду главных задач в производственной сфере - создание на судах флота рыбной промышленности безотходного производства, гуманизация режима труда и отдыха плавсостава, справедливая оплата труда. В социальной сфере - ускорение строительства жилья, улучшение медицинского обслуживания…"
В принципе, это была программа кандидата, которая затем переросла в программу депутата. До конца срока, пока существовал СССР и его Верховный Совет, Евгений Николаевич Кабанов представлял Камчатку и вообще рыбаков в высшем органе союзного государства.
Между тем ситуация с экономикой, да и с политикой, развивалась по чужим сценариям. Хозяйственный механизм, создаваемый десятилетиями, начал распадаться на составные части. В том числе распался и Камчатрыбпром, каждая база флота стала отдельным предприятием со своим полным хозяйственным циклом. Приобрела самостоятельность и Петропавловская база океанического рыболовства - Океанрыбфлот.
Став самостоятельным предприятием, БОР имел 73 единицы флота, это была могучая сила, хотя многие суда, особенно БМРТ, уже физически и морально были изношенными. Закончились всякие политические и производственные споры, на своем месте остались прежние руководители. Началась работа в новых условиях, к которым необходимо было привыкать. Необходимо было учиться рынку. И учились.
Путина 1991 года оказалась для Океанрыбфлота исключительно удачной. Практически вдвое был перевыполнен план приема и переработки лосося. Правда, на других промыслах не очень везло. В Беринговом море шесть судов ловили минтай.
"Обстановка сложная, траления затяжные, - отмечалось в одном из промысловых обзоров, - в сутки "супер" берет в пределах 70 тонн рыбы. Другая группа судов ведет прием разнорыбицы от колхозных рыбаков. На Северных Курилах "Мыс Часовой" и "XV съезд профсоюзов" с большим трудом вытягивают план по кальмару. "Ключевской" в поисках лучших его скоплений сместился к Симуширу. На днях группу пополнит "Мыс Таймыр".
Большая группа судов ведет в Охотском море прием разнорыбицы от колхозного флота. "Славянский" и "Баево" снялись на лов минтая у Сахалина. "Кушка" открыла счет на приеме сайры, к ней спешит "Приамурье". Однако обстановка на промысле сайры довольно переменчива […] В прежнем хорошем темпе на промысле макруруса в районе Новой Зеландии работает тройка "суперов"" [3].
В 1991 году взялся Океанрыбфлот и за добычу краба. До этого суда предприятия только принимали его на переработку, добычу же не вели. Принимать стали еще в начале 1980-х годов, переоборудовав для этого БМРТ "Камышин". На него поставили специальное японское оборудование для обработки краба, и судно ходило на промысел с колхозными краболовами. В 1987 году Дальрыбсбыт признал продукцию "Камышина" отличной. Позже краба начали принимать и обрабатывать и некоторые другие суда Океанрыбфлота. Теперь все это вдохновило предприятие на собственный промысел краба.
"Большой морозильный траулер "Приозерск" Океанрыбфлота вышел в начале мая на промысел краба, о котором многие имели очень смутное представление, - писала газета "Рыбак Камчатки". - Пришлось, конечно, переоборудовать всю производственную технологическую линию, подготовить к приему краба палубу, испробовать американские ловушки, определить их эффективность в сравнении с нашими. Ну а самое главное, надо было научить людей элементарным приемам работы на новом для них виде промысла. Ведь это был первый подобного рода рейс в Океанрыбфлоте.
Все вышло сложнее, чем предполагалось. Во-первых, сразу стало ясно, что необходимо переделать некоторые узлы производственного цикла: они были смонтированы непродуманно, работать рыбакам было несподручно. На заводе не учли морские условия труда. Взялись довести механизмы до рабочего состояния своими силами, так как надеяться было не на кого. Смекалистый сварщик В. Д. Ишков увлекал своим примером других. Именно благодаря ему быстро устранили ряд "узких мест" в технологическом процессе.
Большая нагрузка выпала на траловые вахты. Обстановка не давала времени для раскачки, все осваивалось на ходу, но опытные траловые мастера Ю. А. Иванов и И. Ф. Масюк, восприимчивые ко всему новому, быстрее других ориентировались в ситуации и подсказывали, помогали ловцам. И в довольно сжатые сроки удалось наладить промысел. Помогли и штурманы, в частности старший помощник капитана В. А. Пономарёв. Сколько добрых советов давали они при спуске, подъеме и обработке ловушек! Краболовы шутили, что им "сверху" лучше видно…
Хорошие отзывы услышал я и о капитане-директоре Н. В. Вишне. Молодой, энергичный, любознательный, он сразу согласился пойти в рискованный рейс, хотя, разумеется, знал, что придется нелегко. Понимал, что без риска вряд ли чего достигнешь. Старший траловый мастер Юрий Александрович Иванов сказал:
- Не будь такого капитана, как Николай Владимирович, не справились бы с делом.
С чем вернулась команда в родной порт? Добыто 735 тонн и принято от судов 162 тонны краба при задании 465 тонн. План выпуска товарной продукции перевыполнен почти на миллион рублей. Так что можно сказать: эксперимент удался. Оправдали себя на промысле американские крабовые ловушки. Они лучше не только наших, но и японских, результативнее и удобнее в работе. У них меньше парусность, что немаловажно в свежую погоду, ведь каждая ловушка с уловом весит около тонны.
Нельзя не сказать и о недостатках рейса. Они были, они мешали. По мнению рыбаков, траулер вышел рановато на промысел - 4 мая, когда уловы были небольшими. Даром, можно сказать, жгли топливо. Хотя работали круглосуточно, мощности судна использовались немногим больше чем на 50 процентов, поскольку не все было предусмотрено для рационального труда. Стремились выпускать больше крабового мяса, чтоб и людей было чем занять, и продукцию на уровне современных стандартов выпускать. Вся она, кстати сказать, в основном пошла на экспорт. Это выгодно и базе флота, и области. Только коллектив судна в выработке такой продукции мало заинтересован - он не получает ни цента от валютной выручки. А ведь на других судах данную проблему уже решили, что явилось серьезным стимулом для плодотворной работы рыбаков. Думается, она может быть серьезно рассмотрена и в Океанрыбфлоте.
"Приозерск" ошвартовался у Авачинского причала. Вид его неказист: чувствуется, что потрудился он, что потрепали его морские волны. Ошвартовался, чтобы выгрузить остаток продукции. Спущен трап. По нему сошли рыбаки: кто к родным, кто к знакомым. Осталась на судне лишь вахтенная служба. Когда я спросил некоторых членов экипажа, готовы ли они пойти еще раз в крабовый рейс, наступила заминка. Видимо, потому, что не было сделано все как следует, а может, потому, что соскучились по дому, по берегу. Но будут еще у этих людей рейсы - сложные и, как всегда, непохожие друг на друга" [4].
К этому времени стала очевидной невозможность осуществления реформирования СССР в рамках задуманного умеренного варианта преобразований. Руководство, инициировав перемены, уже вскоре оказалось не в состоянии справиться с теми силами, которые были им же разбужены, оно проявило явное неумение вовремя реагировать на требования общественности, запаздывало с назревшими преобразованиями, оставаясь в кругу идей, никак не соответствовавших распространенным социальным ожиданиям.
Наряду с наметившимся развалом старой модели власти, в стране началось постепенное формирование первых элементов новой политической системы, основанной на многопартийности. Первые общественно-политические движения развивались в рамках самой партии, где начали появляться как отдельные оппозиционеры, подобные Б. Н. Ельцину, так и целые группы (скажем, "демократическая платформа"). Начали появляться и первые политические внепартийные группы - либерально-демократическая, социал-демократическая партии, межрегиональная депутатская группа на Съезде народных депутатов. Развитие гласности в направлении все большей критики как конкретных властей, так и системы в целом вызвало заметную политизацию общества и рост популярности радикальных движений. Напротив, все более отчетливым становилось падение авторитета КПСС и усиление антикоммунистических настроений в стране. Наивысшего развития поляризация политических сил достигла в 1990-1991 годах, когда оппозиции удалось добиться отмены 6-й статьи Конституции СССР, закрепляющей особую роль КПСС в государственной системе СССР, и внушительного представительства в ряде республиканских законодательных органов. В свою очередь, непоследовательность и готовность идти на уступки М. С. Горбачёва вызывали недовольство им в самом коммунистическом движении, в котором все большую силу набирало консервативное направление. Политическое размежевание оставляло все меньше возможностей руководству для проведения сбалансированной политики, приходилось постоянно лавировать между правыми и левыми, не удовлетворяя, в конечном счете, ни тех, ни других.
Растущая политическая нестабильность весьма негативно сказывалась на социально-экономической обстановке в стране. Фактическое прекращение экономических реформ резко обострило положение в народном хозяйстве, которое все меньше могло удовлетворять повседневные нужды населения. Все это усилило кризис доверия к власти. Частой формой проявления недовольства стали забастовки, во время которых выдвигались не только экономические, но и политические требования. Особую активность при этом проявили шахтерские коллективы. К концу 1990 года политический кризис, слившись с социально-экономическим и идеологическим, поставил на повестку дня вопрос о выборе дальнейшего пути.
А в августе 1991 года, как известно, произошла попытка спасти СССР силами ГКЧП.
"Вахтенный матрос на БМРТ "Зарубино" В. Орлов не верит ни во что и ни в кого, - приводила газета "Рыбак Камчатки" результаты своего опроса людей в дни чрезвычайного положения в августе 1991 года. - Ни в Ельцина, ни в Горбачёва, ни в ГКЧП. Но все же пусть лучше Ельцин, чем откат к старому, а то и похуже.
Второй инкогнито полушутя предложил себя в волонтеры той власти, которая даст ему колбасу и квартиру.
Говорили мы днем 21 августа. Ночью положение резко изменилось. Возможно, в день выхода газеты точка уже будет поставлена" [5].
Да, точка была поставлена - победили Ельцин и силы, которые пошли за ним. Через несколько месяцев после этого не стало государства по имени СССР…
Что касается рыбаков, то ельцинская Россия, ее руководство практически начали с нарушения их прав. Минрыбхоза уже не существовало, а об организации нового Министерства рыбного хозяйства РСФСР еще только вели дискуссии. В обстановке этого хаоса многие хватали все, что можно было ухватить. Совет Министров РСФСР под эту неразбериху перераспределил 20 тысяч тонн рыбы и морепродуктов, уже отданных Камчатке и Сахалину на 1992 год, некой компании "Марко", входившей в российский (московский) концерн "Протек". Эта бесцеремонность жуликов у власти возмутила рыбаков. Они пожаловались своим региональным депутатам, а те написали "батюшке" Ельцину письмо:
"Президенту РСФСР Б. Н. Ельцину. 15.11.91.
Дальневосточная ассоциация Советов народных депутатов выражает озабоченность нарушением Советом Министров РСФСР государственного порядка распределения и использования рыбных ресурсов. Так, 25 октября сего года решением Совмина РСФСР ОЛ-7-36490 изымаются уже распределенные на Дальнем Востоке ресурсы сахалинских и камчатских рыбаков в объеме 20 тысяч тонн и передаются СП "Марко" российского концерна "Протек".
Считаем, что такие действия недопустимы и вызывают серьезный экономический урон ведущей отрасли Дальнего Востока. Просим Вас отменить данное решение и пресечь подобные действия".
Как известно, возврат украденных квот шел долго, болезненно и далеко не в полном объеме, так что новая Россия сразу научила рыбаков, как надо жить и выживать. Выживать мог только сильный, хитрый, изворотливый. Но лучше - хищный. Сегодня мы знаем, что выжили далеко не все. На Камчатке, например, одним из первых пал Тралфлот, который первым и начал бучу по разъединению рыбаков области из единого кулака…
И вот этого кулака не стало. Теперь каждый надеялся лишь на себя. Уже в ноябре 1991 года в Океанрыбфлоте заговорили о создании акционерного общества. Впервые эту информацию начальник базы В. В. Топчий озвучил на большом диспетчерском совещании Океанрыбфлота 4 ноября. Топчий рассказал о результатах работы предприятия за 10 месяцев 1991 года и добавил, что руководство готовит документы для создания открытого акционерного общества "Океанрыбфлот".
Да, в условиях краха умеренной и консервативной моделей периода перестройки вполне естественной стала победа весьма радикальной для России концепции демократического либерально-рыночного государства с ориентацией на западные страны. Именно эту идею и попытались осуществить пришедшие к власти руководящие круги. Первоначальные шаги должны были быть сделаны в сфере экономики. Авторами и одновременно исполнителями экономических преобразований стал коллектив реформаторов под руководством Е. Т. Гайдара, который в основу своей деятельности положил концепцию разгосударствления экономики, устранения государства от непосредственного участия в управлении народным хозяйством. Для повышения эффективности использования производственных мощностей необходимо было разрешение проблем собственности, что вызывало потребность в приватизации. Так началось акционирование предприятий. Естественно, по этому же пути пошел и Океанрыбфлот. Причем он стал одним из первых акционерных обществ на Камчатке.
"Океанрыбфлот продемонстрировал, во-первых, способность обходиться без государственных бюджетных дотаций, во-вторых, начал приватизацию государственной собственности, в-третьих, наладил кооперацию с несколькими смежными и совместными предприятиями, как с камчатскими, российскими, так и зарубежными.
Рассчитывая только на свою прибыль от результатов производственной деятельности, база смогла увеличить фонд развития производства до 101,6 млн рублей, фонд социального страхования - до 42,7 млн, а фонд материального поощрения - до 14,2 млн рублей. Делая такие расходы, коллектив располагает еще немалыми свободными средствами, которые могут направляться на рост зарплаты, даваться под проценты в виде кредитов банку или перспективных вложений в развитие стройиндустрии, судостроение.
Куда распределялся фонд развития? Отвечая на этот вопрос, В. В. Топчий убедил собравшихся на совещание командного состава предприятия в рациональности направления этих средств не только на приобретение основных средств производства и модернизацию флота, но также на строительство жилья. На это ушло 12,1 млн руб., в уставные фонды смежных и совместных предприятий - 10 млн. Если сегодня эти вложения еще не дают прибыли, то завтра - окупятся. Возьмем строительство жилья: в последнее время построено 327 квартир, на будущий год ожидается 250-300. Разве не скажется такая социальная политика на результатах работы предприятия?
Но наибольший эффект, оказывается, дают модернизация флота и более глубокая переработка сырца. На эти цели здесь средств не жалеют. Наладив контакты с американскими партнерами, база закупила партию крабовых ловушек и первой в стране освоила этот промысел судами типа БМРТ. Под выпуск рыбного филе в Германии удалось переоборудовать БАТМ "XXVII съезд КПСС" и "Алексей Стаханов", готовится "Бабыкино". Филе, выпущенное в этом году первым экипажем, продано по 3200 долларов за тонну.
Войдя в содружество с камчатским обществом "Согжой", Океанрыбфлот значительно больше выручил за реализацию минтаевой икры, которую раньше продавал нерасфасованной, а теперь закатал в баночку. И так - по каждой позиции. Делается все, что уже сейчас может увеличить прибыль, валютные накопления. Заработано с начала года 17,5 млн долларов, еще ожидается 6 млн. Итого 23,5. Неплохой результат для коллектива, выполняющего поставки рыбопродукции на внутренний рынок.
Участников совещания интересовал вопрос: куда направляется валюта, не прокатывают ли доллары начальники. Оказалось, нет. Каждый доллар на счету. В базе введено правило: без дела в загранпоездки не отправляться, только для заключения договоров, контрактов, от которых сразу же идет отдача.
Значительная часть валюты направлена на социальные нужды, закупку медицинского оборудования, обеспечение безопасности мореплавания. Например, пришлось закупить в Финляндии оборудование котельной за 2 млн 65 тысяч долларов, которая будет выстроена в новом жилом микрорайоне, - земельный участок под строительство ста тысяч квадратных метров жилья уже отведен, и начинать надо с коммуникаций, теплоснабжения. Приобрели 150 спасательных плотиков, закупили импортное оборудование для зубопротезного кабинета, импортные грузовики коммунальной службе. Как видим, все для рыбаков, все расходы оправданы.
Новые сложности возникают в базе, как и везде, в связи с планами правительства по либерализации цен и росту заработной платы.
Проблемам повышения оплаты труда В. В. Топчий посвятил целый раздел своего доклада и затем ответил на многочисленные вопросы судоводителей и других специалистов флота.
В прошлом году на зарплату рыбаков было направлено 97 млн рублей, в текущем уже 150 млн, рост составит примерно 55 процентов. Словом, здесь зарплата повышается в зависимости от удорожания жизни, роста инфляции. Порой прибавки делаются с опережением соответствующих постановлений правительства.
Серьезные проработки уже сделаны в соответствии с указом о снятии "потолков" с начислений районных коэффициентов и надбавок для работающих в районах Крайнего Севера. Указ позволяет предприятиям самостоятельно решать эти вопросы, но за счет своих средств. Полностью снять ограничения еще нельзя - не хватит денег, но зарплата значительно вырастет. И вот как это будет.
За основу берутся положения указа о повышении заработной платы работников бюджетных организаций - на 90 процентов. Вырастут оклады у специалистов и ставки всех категорий рыбаков. Решено больше направлять на зарплату валюты. На будущий год планируется значительно увеличить число визированных экипажей. На валютное обеспечение их заходов в иностранные порты выделяется 6-7 млн долларов. Получат возможность заработать СКВ4 и рыбаки в "простых" рейсах. Например, долларами будет стимулироваться выпуск высококачественной минтаевой икры в Охотоморской экспедиции.
Новые возможности дает каждому океанрыбфлотовцу приватизация. В самое ближайшее время рыбаки увидят акции своего предприятия. А это уже новая эпоха, новые перспективы" [6].
Все, о чем сказано выше, вдохновляло коллектив Океанрыбфлота на дальнейшие шаги к рынку, но, увы, с приходом 1992 года в России наступила уже совсем другая эпоха - стихия свободных цен. Егор Гайдар и его команда осуществили либерализацию цен. Чрезвычайная ситуация в экономике России, по мнению Гайдара, требовала срочных мер, в то время как осуществление приватизации и демонополизации - процесс длительный. Отсюда единственно возможным шагом по реформированию экономики становилась, по его мнению, либерализация цен. Средством же ограничения чрезмерного роста цен в монополизированном российском народном хозяйстве должна была стать жесткая денежная политика, определяемая как "монетаризм". Такая экономическая политика означала, что основная масса тягот от перехода к рынку должна была лечь на население, однако предполагалось, что они будут компенсированы сравнительно быстрым наполнением прилавков потребительскими товарами и помощью со стороны государства ("шокотерапия").
Действительно, первые результаты отпуска цен, произведенного в январе 1992 года, оказались весьма болезненны, что вызвало резкий протест со стороны ряда политических сил, хотя само население проявляло заметно меньшую активность. И все же опасения роста социальной нестабильности и недостаточная поддержка со стороны политического руководства вынудили реформаторов отступить от первоначальной линии. К тому же непоследовательность в осуществлении реформ объяснялась и растущим противоборством экономических концепций в подходе к рынку в России: должен ли он быть исключительно либеральным, или его следует регулировать с помощью государства.
Все это вместе взятое привело к тому, что жесткая финансовая политика фактически проводилась не более двух месяцев, после чего государство начало активно накачивать российскую экономику "пустыми" деньгами. Не достигла желаемых результатов и чековая приватизация. В результате радикальные реформы в значительной степени остались только на бумаге. Победу же одержала линия на регулируемый переход к рынку, воплощением которого занялся новый премьер-министр В. С. Черномырдин. Несмотря на значительные издержки осуществления экономической политики, механизм рынка, хотя и со скрипом, был запущен, что к 1995 году дало основания российскому руководству делать заявления о начале стабилизации в стране.
Но нам необходимо ненадолго вернуться в 1991 год, чтобы дополнить рассказ о том, что еще успели сделать в Океанрыбфлоте до либерализации цен. Успели неплохими выплатами отблагодарить на 9 Мая своих ветеранов Великой Отечественной войны и присвоить звание "Ветеран Океанрыбфлота" целому ряду сотрудников.
В 1991 году в списках отдела кадров Океанрыбфлота значились следующие ветераны войны: Васильчук Александр Дмитриевич, Герой Советского Союза, пенсионер; Репин Александр Викторович, моторист; Мороховец Николай Петрович, первый помощник капитана; Насонов Виктор Александрович, электромонтажник БТО "Целиноград"; Андреев Василий Иванович, пенсионер; Громов Евгений Федорович, пенсионер; Володин Виктор Архипович, пенсионер; Иванов Александр Николаевич, пенсионер; Козлов Василий Иванович, пенсионер; Кучаев Иван Иванович, пенсионер; Моисеев Алексей Николаевич, пенсионер; Осипов Иван Васильевич, пенсионер; Прищепов Александр Андреевич, пенсионер; Рыбкин Петр Яковлевич, пенсионер; Рафайлович Александр Маркович, пенсионер; Степченко Виктор Прокопьевич, пенсионер; Скубакова Людмила Ивановна, пенсионерка; Сельчук Клавдия Степановна, сторож лагеря "Альбатрос"; Шевкунов Петр Иванович, пенсионер; Шелегов Николай Александрович, пенсионер; Шумаков Николай Александрович, пенсионер; Холодок Василий Евсеевич, пенсионер; Седунов Глеб Максимович, пенсионер; Проклов Константин Васильевич, пенсионер.
В том же году к Дню предприятия 169 человек получили почетное звание "Ветеран Океанрыбфлота". Затем вручение этого звания прекратилось на несколько лет из-за сложной, нестабильной обстановки, в которую попал Океанрыбфлот вместе со всей страной.

1 БРХФ - Петропавловская база Рыбхолодфлот.
2 БТФ - другое название УТРФ - База тралового флота.
3 КМПО - Камчатское межколхозное производственное объединение.
4 СКВ - свободно конвертируемая валюта, в основном имелись в виду американские доллары

Назад